Тюремные шизо что это

Шизо – штрафной изолятор в колонии: условия содержания, сроки наказания

Тюремные шизо что это

ШИЗО – что это такое и как содержатся арестанты? Давайте в начале расшифруем аббревиатуру. Камера ШИЗО – это особое тюремное отделение – штрафной изолятор в колонии.

Как правило, туда помещаются заключенные, нарушившие режим содержания, которых требуется ограничение в правах и возможностях.

Подобное перемещение арестанта более известно, как «выдворить в кандей».

Попав в штрафной изолятор в тюрьме, заключенный теряет право на свидания с родственниками и друзьями, получать и отправлять письма, посылки, иметь личные вещи в «карцере». Единственное, что разрешено иметь и вносить в штрафной изолятор – предметы личной гигиены.

Что такое ШИЗО в тюрьме?

Еще раз повторим, что такое ШИЗО на зоне.

Это специальное место наказание за нарушение заключенным режима содержания, норм поведения и другие проступки.

По словам людей, побывавших в ШИЗО в тюрьме, это самое жестокое наказание за проступки в тюрьме. Между собой они называют ШИЗО «Карцером».

Основное отличие ШИЗО от одиночной камеры в том, что в штрафном изоляторе запрещены любые свидания, связь с внешним миром и получение посылок. Кроме того, известны случаи, когда питание в тюрьмах значительно лучше, чем у заключенных, находящихся в ШИЗО.

Кроме того, изолятор в тюрьме имеет следующие ограничения:

  • Арестантам, находящимся на обучении в школе или ВУЗе, запрещено покидать камеру ради обучения, однако они вправе просить учебники и конспекты, чтобы изучать материал самостоятельно.
  • В ШИЗО запрещено получать письма, посылки и передавать устные сообщения, если у арестанта будет найден телефон, то охрана имеют право отобрать его.
  • Люди, заключенные под стражу в кандее, лишаются право регистрировать законные браки, заказывать еду и тратить на нее деньги.

Основные условия содержания в ШИЗО отмечаются большой жестокостью, влияющие в первую очередь на психологическое состояние заключенного.  На этом мы закончили разбор вопроса, что такое ШИЗО в тюрьмах, а теперь давайте поговорим о том, за что заключенных отправляют в штрафной изолятор.

Порядок водворения в штрафной изолятор

Давайте разберем все проступки и нарушения, за которые заключенного могут отправить в штрафной изолятор.

Основная причина отправки в ШИЗО – неоднократное нарушение режима содержания в тюрьме, за которое надзиратели могут применить крайние меры наказания по отношению к заключенным. Однако для применения требуется согласие администрации тюрьмы.

За что можно попасть в ШИЗО:

  • За хранение запрещенных предметов, найденных во время обыска камеры;
  • За постоянные драки, скандалы и т.д.

Однако в ШИЗО не могут попасть следующие лица, согласно статье 117 Уголовно-исполнительный Кодекс:

  1. Беременные женщины;
  2. Инвалиды 1 группы;
  3. Женщины, воспитывающие детей до трех лет.

Несмотря на всю жестокость пребывания в ШИЗО, арестанты, находящиеся в изоляторе, имеют право на часовую прогулку ежедневной, разговоры со священником или духовным лицом их вероисповедания, а также право на гигиенические процедуры и хранение необходимых для этого средств.

Но несмотря на малые разрешения, по большей части жизнь в ШИЗО ужесточена по максимуму.

На какой срок помещают в ШИЗО?

Помещение проштрафившегося заключенного в штрафной изолятор строго ограничено по времени – по закону срок пребывания в ШИЗО не должен превышать пятнадцати суток.

Однако в российских реалиях нередко заключенные могут пребывать в изоляторе более установленных законом пятнадцати суток. Происходит это по следующему принципу:

  • Провинившегося заключенного помещают в ШИЗО на 15 суток по требованию администрации;
  • По отбытии наказания, арестанта отправляют в общую камеру;
  • Но через короткий период времени, против него выдвигают надуманные обвинения, и администрация требует возвращения его в ШИЗО.

Поэтому несмотря на законные ограничения по выдворению людей в карцер, по желанию администрации тюрьмы арестант может находится в изоляторе как угодно долго.

Как выглядит штрафной изолятор?

Штрафной изолятор в тюрьме (ШИЗО) представляет собой необъяснимо маленькое помещение, как правило, не превышающее 9 квадратных метров. Небольшой окно, находящееся в ШИЗО, обычно завешивают куском железа и дерева.

К обеим стенам карцера приделаны откидные нары.

Поскольку в карцере может находится одновременно до девяти человек, то спать на них приходится по очереди, пока остальные пребывают в тесноте и вынуждены сидеть на полу.

Днем выспаться также не получается, поскольку тюремные работники считают своим долгом «портить» жизнь заключенным и мешать им спать.

Если в карцере находится только один заключенный, то на день нары должны быть сложены, поэтому ему придется весь день провести на ногах или на полу.

Кроме того, по рассказам бывших заключенных, обстановка в ШИЗО носит довольно спартанские условия, а внутри постоянная холодная температура и сырость.

Некоторые заключенные цинично шутят, что карцер – это тюрьма в тюрьме.

Итак, мы выяснили, что такое ШИЗО и рассмотрели условия пребывания и причины, по которым туда помещаются заключенные. Штрафной изолятор – самое тяжелое место отбытия наказания с самыми ужесточенными условиями.

Обращаем ваше внимание на то, что законодательство России постоянно изменяется и написанная нами информация может устаревать. Для того чтобы решить возникший у вас вопрос по Уголовному праву, мы советуем вам обратиться за консультацией юриста в поддержку сайта.

Источник: http://ruadvocate.ru/tyurmy/shtrafnoj-izolyator-v-kolonii/

Заключенных спасут от шизофрении

Конституционный суд РФ на днях рассмотрит жалобу заключенного, который провел в ШИЗО 202 дня.

Каждый раз ему продлевали срок нахождения в штрафном изоляторе только потому, что спал по утрам на полу камеры (по распорядку должен быть на ногах с 5.00).

Сергей Васин в действительности не спал, а лежал, потому как стоять просто не мог — из-за тяжелого поражения суставов и костей…

Кадры видео, сделанного в ШИЗО колонии: заключенный Руслан Латыпов рассказывает, как потихоньку сходит здесь с ума.

В распоряжении «МК» оказались документы и видео, подтверждающие, что в ШИЗО люди проводят месяцы и годы, потихоньку превращаясь в инвалидов.

Все эти доказательства мы передали в Госдуму.

И они лягут в основу проекта новых правил распорядка в СИЗО и колониях, который представят на заседании рабочей группы по защите прав заключенных при ГД 31 октября.

35-летний житель Орловской области Сергей Васин был осужден за ДТП, в котором погибла женщина, на 4 года и 2 месяца.

Отбывать наказание его отправили в колонию для бывших сотрудников правоохранительных органов в поселке Скопин Рязанской области.

К «органам» Сергей имел в свое время самое непосредственное отношение — был участковым, затем следователем, но потом занялся адвокатской деятельностью. До начала 2012 года Васин был в колонии на хорошем счету и даже имел 8 поощрений.

— А потом был конфликт с администрацией, — рассказывает мама Татьяна Михайловна. — Его застали за составлением жалоб для других осужденных.

Он ведь хорошо законы знает, вот заключенные просили помочь им, а он не отказывал.

И тогда его в первый раз отправили в карцер якобы за распитие спиртных напитков.

Пил или не пил — сейчас уже не докажешь, но после этого случая из ШИЗО Васин не вылезал. У меня на руках официальный документ ФСИН — график наложенных взысканий на осужденного.

Из бумаг следует, что как только заканчивались 15 суток (максимальный срок пребывания в штрафном изоляторе), Сергей получал следующие 15 за новое нарушение. И так до бесконечности. Цитирую: «20.01.2012 в 8.00 спал на полу в камере ШИЗО», «6.02.

2012 в 6.00 спал на полу в камере ШИЗО…» Если даже не «спал на полу», то ему вменялось, что «на утренней поверке не держал руки за спиной». Постановления о водворении в ШИЗО через суд несколько раз признавались незаконными (в том числе самое первое).

Но толку-то? А самое грустное, что в штрафном изоляторе в отличие от отряда особые условия содержания.

Человек все время пребывает в замкнутом пространстве крошечной камеры, где нельзя прилечь-присесть даже на минуту. Железная кровать с 5.00 и до 22.

00 «пристегивается» к стене, то есть весь день заключенный просто стоит! А у Васина больные ноги. Неизвестно, сколько бы еще времени он провел в ШИЗО, если бы не попал в больницу.

Если тюремные медики проблем со здоровьем у него не видели, то гражданские поставили диагноз «асептический некроз головки левой бедренной кости, деформирующий коксартроз, артроз левого коленного сустава, суставная мышь». Если бы не двухсотдневное пребывание в ШИЗО, возможно, он не стал бы калекой.

В своей жалобе в КС Сергей просит признать неконституционной статью Уголовно-исполнительного кодекса, которая позволяет водворять в штрафной изолятор за малейшие нарушения. Васин ссылается на то, что Европейский суд по правам человека еще в 2007 году приравнивал содержание в ШИЗО к пыткам.

То, что это действительно пытка, понимаешь, когда смотришь видео, которое попало к нам в руки (сняли правозащитники после посещения печально известной Копейской колонии №6).

На одном из них осужденный Руслан Латыпов рассказывает о своем житье-бытье в ШИЗО, в холоде, без солнца и свежего воздуха. Он здесь ровно 23 месяца.

Постановления о водворении в ШИЗО выносились каждые 15 дней по более чем формальным основаниям, среди которых «не поздоровался», «расстегнутая пуговица» и т.п.

Другой осужденный, Владимир Фарги, рассказывает, как в ШИЗО его избивали и унижали, как насильно проводили досмотр внутренних полостей организма… Людям со слабыми нервами это смотреть нельзя.

— В российских тюрьмах и колониях до сих пор действуют устаревшие нормы УИКа — Уголовно-исполнительного кодекса, наделяющего начальников колоний беспрецедентным правом внесудебного ухудшения положения осужденных, — говорит руководитель рабочей группы по защите прав граждан в местах принудительного содержания при Государственной думе РФ Владимир Осечкин.

— Именно по постановлению начальника колонии заключенного могут водворить в ШИЗО (штрафной изолятор) на 15 суток. Причем большинство начальников искренне верят, что у них есть право бесконечно продлевать срок пребывания там заключенного.

Именно поэтому и сотрудники, и арестанты называют руководителя учреждения ФСИН «хозяином», фактически хозяином судьбы и жизни. Все эти адовы придумки родом из ГУЛАГа НКВД, когда в задачи тюремной системы входило фактически истребление собственного населения.

Мы передали все материалы в Госдуму. И 31-го числа на заседании рабочей группы по защите прав заключенных будет представлен проект новых правил внутреннего распорядка и изменения в УИК.

Они запретят начальникам тюрем месяцами держать заключенных в ШИЗО. Срок беспрерывного содержания в карцере предлагается четко обозначить — не более 60 суток в год.

При этом больше чем на трое суток в ШИЗО смогут помещать только по постановлению суда.

А главное, водворить туда можно будет лишь за реальные угрозы в адрес надзирателей и других заключенных, нападения, распространение наркотиков. И значит, больные арестанты хотя бы смогут лежать на полу, когда захотят…

Источник: http://www.mk.ru/social/article/2013/10/20/933324-zaklyuchennyih-spasut-ot-shizofrenii.html

Источник: https://ugvrf.ru/shizo-v-tyurme-shtrafnoj-izolyator-chto-eto-takoe-i-na-kakoj-srok-vozmozhno-vodvorenie.html

Что такое ШИЗО?

Тюремные шизо что это

Многих людей, столкнувшихся с российской системой правопорядка, интересуют вопросы: «Что такое ШИЗО в тюрьме?

Какие условия содержания он предполагает? За что туда можно попасть?».

Ответим на каждый из них по порядку.

Определение

Как расшифровывается ШИЗО? Под этой аббревиатурой следует понимать штрафной изолятор или специальное тюремное отделение, в котором расположены камеры для особых заключенных.

Главным отличием таких «отсеков» являются:

  • Чрезвычайно маленькие размеры – не больше 9 м. кв.;
  • Отсутствие теплой воды – способствует процветанию вшей и кожных заболеваний;
  • Недостаток света – для освещения пространства используют лампочку самой маленькой мощности. Как правило, ее устанавливают либо на потолке, либо же в нише над дверью и защищают сеткой;
  • Отсутствие окон – в камере может быть лишь одно небольшое окошко, но и оно закрыто куском дерева или железа;
  • Откидные нары – поднимаются на день и опускаются на ночь. Но главная проблема состоит в том, что при наличии в одном помещении большого количества нарушителей нар на всех не хватает, поэтому ночью заключенные часто спят по очереди. Сидеть и лежать на нарах или полу в дневное время категорически запрещено;
  • Отсутствие нормальных стульев и столов – размеры столов, установленных в большинстве изоляторов, составляют 20 х 30 см. Роль стульев выполняют так называемые «грибы», напоминающие половину детского табурета;
  • Сырость и низкая температура – объясняются бетонными стенами и полом. В холодное время года температура в штрафном изоляторе редко превышает 10-15 градусов;
  • Отсутствие вентиляции и нормального туалета – последний находится прямо в камере и чаще всего не работает, поэтому в помещении постоянно стоит неприятный запах;
  • Плохое питание.

Кроме того арестант, пребывающий в ШИЗО, не имеет права:

  • Получать посылки;
  • Хранить личные вещи;
  • Передавать письма и устные сообщения;
  • Встречаться с кем-либо из посетителей;
  • Заключать браки;
  • Подавать жалобы и заявления;
  • Читать книги (за исключением учебников);
  • Слушать радио;
  • Говорить по телефону;
  • Заказывать еду в магазине ИУ.

Также следует отметить, что если нарушитель учится в школе или ВУЗе, он не может покидать камеру ради обучения, но вправе требовать конспекты и учебники для самостоятельного ознакомления с материалом.

К разрешенным действиям можно отнести часовые прогулки, разговоры с духовным лицом, а также гигиенические процедуры и хранение средств, необходимых для их проведения.

Чем отличается ШИЗО от карцера? Главное отличие между этими мерами наказания состоит в качестве питания и полном отсутствии связи с внешним миром.

За что водворяют в ШИЗО?

За что сажают в ШИЗО в колонии? В законодательстве прописаны 2 основные причины, по которым заключенный может быть отправлен в штрафной изолятор.

К ним относятся:

  • Неоднократные нарушения режима содержания – драки, постоянные скандалы, несоблюдение внутреннего распорядка, невыполнение зарядки и т. д.;
  • Хранение запрещенных предметов, найденных во время обыска камеры.

Но на деле «загреметь» в штрафной изолятор можно и за другие провинности:

  • Отказ от выполнения незаконных требований заключенного, пребывающего в хороших отношениях с администрацией тюрьмы;
  • Отказ от уборки снега вместо ночного сна;
  • Отказ от выполнения незаконных требований руководства исправительного учреждения;
  • Написание жалобы на работников тюрьмы;
  • Требование выдать положенное вещевое довольствие и продукты питания.

Помещение в ШИЗО является крайней мерой наказания, применяемой к арестанту. Решение о ее целесообразности принимает администрация исправительного учреждения.

Исключения из правил

Согласно законодательству, действующему на территории России в 2019 году (ст. 117 Уголовно-исполнительного Кодекса), в ШИЗО нельзя помещать:

  • Беременных женщин;
  • Инвалидов 1 группы;
  • Женщин, у которых есть дети до 3 лет (если они не лишены материнских прав).

Основной контингент ШИЗО (около 90%) составляют молодые люди в возрасте 18-25 лет. В силу юношеского максимализма они часто выдвигают определенные претензии, за которые и становятся главными объектами «воспитания».

Из них лишь 10% находятся там законно. Как правило, это рецидивисты и опасные преступники, не выполняющие требования администрации ИУ и нуждающиеся в полной изоляции от других заключенных.

Срок пребывания в штрафном изоляторе

Порядок водворения заключенного в ШИЗО предполагает четкое соблюдение сроков, обозначенных в нормативных документах.

Так, максимальное время пребывания в специальном тюремном отделении не должен превышать 15 суток для взрослых и 7 – для несовершеннолетних.

Однако практика показывает, что далеко не все исправительные колонии придерживаются закона. Это значит, что любой «неугодный» заключенный может отсидеть в ШИЗО более 15 суток.

Происходит это так: по истечению данного срока арестанта выпускают, а уже через день-два снова отправляют назад по надуманной причине.

Таким образом, провинившийся преступник может находиться в штрафном изоляторе неопределенное количество времени (вплоть до 150 дней).

На заметку! ШИЗО может назначаться неограниченное число раз!

Распорядок дня в ШИЗО

Штрафной изолятор имеет свой собственный распорядок дня, который сильно отличается от правил, соблюдаемых остальными заключенными.

Для начала арестант полностью меняет форму. Если летом ему выдают форменные штаны и курточку с надписью «ШИЗО» на спине, то зимой к этому комплекту добавляется нательное белье, состоящее из рубахи и кальсон.

При отсутствии у заключенного собственных тапочек, он обязан получить пару из запасов тюрьмы. Правда, назвать их обувью можно лишь с большой натяжкой — зачастую эти тапки похожи на тряпочки, не спасающие ноги от постоянного холода.

Затем нарушителя проводят в камеру. Она может быть 2-х, 4-х, 6-ти или 8-местной. Все зависит от серьезности проступка.

Еду доставляют через специальную форточку, закрытую на массивный замок. С целью наблюдения за арестантами на двери устанавливается глазок или металлическая решетка. Несколько раз в день осужденные, содержащиеся в ШИЗО, подвергаются полному обыску.

Дальнейшая жизнь в ШИЗО идет по такому плану:

  • 5.00 – подъем, сдача матрасов, гигиенические процедуры;
  • 6.00 – завтрак;
  • 9.30 – 12.00 – поочередные прогулки во внутреннем дворике и осмотр врача (если есть жалобы);
  • 12.00 – 13.00 – обед;
  • 13.00 – 16.00 – баня (положена 1 раз в 10 суток);
  • 17.00 – ужин;
  • 18.00 – 20.30 – так называемое «свободное время»;
  • 20.30 – 20.45 – выдача матрасов;
  • 21.00 – отбой.

В какое время выпускают из ШИЗО на работу? Если в приказе о помещении в штрафной изолятор стоит отметка «без вывода», заключенный освобождается от выполнения каких-либо обязанностей. В противном случае он может работать на территории ШИЗО – чистить снег, рубить дрова, подметать двор и т. д.

Теперь вам известна не только расшифровка аббревиатуры «ШИЗО», но и те условия, которые ожидают заключенного в этом тюремном отделе.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/chto-takoe-shizo-v-tyurme/

Записки заключенного: надзирать и наказывать

Тюремные шизо что это

Зека можно наказать по-разному. Можно ограничиться беседой, это даже не считается нарушением: помахали пальцем и сказали больше так не делать. “Беседу” обычно проводят из-за несерьезных “косяков” с теми, кто первый раз оступился.

А крайней степенью наказания считается отправка в крытую тюрьму (“крытку”) сроком до трех лет, после которой возвращают обратно в зону.

“Крытка” — это отдельные камеры в СИЗО, где на особых условиях сидят злостнейшие нарушители режима содержания.

Поправка на местность

Все виды наказаний прописаны в специальных документах.

О том, как применяются взыскания, говорится в УИК (Уголовно-исполнительном кодексе); за что и почему — в ПВР (Правилах внутреннего распорядка).

И если УИК на всю страну один, то ПВР, хотя и совпадают в общих чертах, во многих запретах и разрешениях различаются — в зависимости от конкретного учреждения.

© Sputnik / Александр Кряжев

К сожалению, полностью с правилами зеки не знакомы. Конечно, в отрядах есть сиротливо висящие на стендах выписки из ПВР, но это довольно общие и неинтересные пункты.

УИК заключенные тоже не очень хорошо знают. Милиция вообще старается всячески усложнить доступ к различным кодексам, чтобы зеки не были “сильно умными”.

Поэтому иногда приходится верить администрации на слово, когда говорят, что ты что-то нарушаешь.

Кроме ПВР в зонах и тюрьмах различаются порядки, а также отношение администрации к заключенным. Помню, как после Жодинской тюрьмы меня привезли на Володарку, и я был в шоке от того, насколько по-человечески может относиться милиция к зекам.

Да что заведения! В нашей зоне в каждом отряде были свои правила. И если в одном можно было, практически не опасаясь, днем лежать на нарах, то в соседнем не то что лежать, сидеть на них разрешали через раз. Соответственно, и нарушения в двух соседствующих друг с другом отрядах можно было получить за абсолютно разные вещи.

Один “двор” на всех

Было в нашей зоне и местное наказание — “дворики”. Его назначали за относительно небольшие проступки, чтобы не писать “бумагу” за нарушение.

“Двориками” назывался дворик размером метр двадцать на метр семьдесят. С двух сторон он был обнесен металлическими листами, а с двух других — оштукатуренными кирпичными стенами, в одной из которых было постоянно занавешенное окно в дежурную часть. На высоте метров двух натянули сетку-рабицу, через которую иногда так красиво плыли весенние облака.

Во “дворы” могли “поставить” на любое время: от одного часа до целого дня, — в зависимости от нарушения, и милиционера, который обнаружил проступок.

© Sputnik / Владимир Вяткин

Занятий во “дворах” было немного: либо ходить из угла в угол, либо стоять, а некоторые просто сидели на корточках. Несмотря на это, абсолютно все зеки предпочитали “дворики”, поскольку знали, что после них “бумагу” не напишут (не “повесят” официальное нарушение).

Нужно отдать должное милиционерам: если зека закрывали во “двориках” на целый день, то на все приемы пищи его отпускали строго по расписанию и даже могли сводить в туалет, если хорошенько достать милицию.

У “двориков” был еще один плюс — там можно было уединиться и психологически отдохнуть от других людей при условии, конечно, что во “дворах” стоял ты один. Поэтому, несмотря на то, что человека вырывали из жизни на несколько часов, и после наказания ныли ноги и спина, я считаю, что “дворы” были вполне гуманной заменой официальной “бумаге”.

Отстрел

Администрация в зоне может поставить и на “отстрел”, что означает: человек со стопроцентной гарантией получит нарушение и поедет в ШИЗО (штрафной изолятор).

“Отстреливают” зека за все. Например, любой милиционер может “повесить” нарушение за незастегнутую верхнюю пуговицу, когда заключенные идут строем. При этом все остальные зеки будут так же расстегнуты, но их милиционер “не заметит”.

Когда заключенный “на отстреле”, то каким бы прилежным он ни был, все равно получит нарушение.

© Sputnik / Виталий Аньков

Мой знакомый (назовем его Сергей) бил в зоне татуировки и периодически сидел за это в ШИЗО. Он рассказывал, как его “ставили на отстрел” по приказу начальника зоны.

Конечно, святым мой товарищ не был, но та наглость, с которой на него “вешали” нарушения, поражает.

К вопросу о кране

Особенно мне запомнились два случая, когда на Сергея написали “бумаги”.

Один из них произошел, когда мой товарищ возвращался с “крестин” (мероприятия, на котором начальник зоны решает, какое наказание применить к нарушителю, “крестит”).

Встреча с начальником проходила в “Клубе”, на ней знакомому назначили какое-то незначительное наказание, и он довольный пошел в отряд.

Но! На подходе к сектору Сергея остановили контролеры и сказали, что он без разрешения покинул локальный участок.

Доводы о том, что знакомого только что “крестили” в “Клубе” и он возвращается оттуда, не были услышаны, на горемыку написали “бумагу” и он поехал в ШИЗО.

Второй случай произошел в штрафном изоляторе. Сергей досиживал пятнадцать суток и милиционерам нужен был официальный повод продлить наказание еще на такой же срок. В этом случае ищут любые “нарушения”, за которые можно “зацепиться”, чтобы написать бумагу. Товарищ же сидел абсолютно тихо и спокойно.

За день до его выхода из ШИЗО к Сергею в камеру зашел начальник смены контролеров (назовем его Фикус). Осмотрелся вокруг. Вышел. Через некоторое время Фикус приносит бумаги, где говорится, что мой товарищ испортил в недавно отремонтированной камере то ли плинтус, то ли стены. Доказать, что он этого не делал (а он этого действительно не делал), Сергей не смог.

© Sputnik / Михаил Фомичев

Мой товарищ был человеком вспыльчивым. Естественно, он разнервничался и решил, что раз все равно сидеть еще пятнадцать суток, то пусть это будет хотя бы за дело. Сергей отломал кран и огромными буквами выцарапал на недавно покрашенной стене: “Фикус — черт!”

По словам Сергея, ему намяли бока и перевели в другую камеру. А надписью ходили любоваться все: от обычных контролеров до начальника зоны.

Торпеда для мужика

Говоря о наказаниях, нельзя не вспомнить о “торпеде” — вещи, необходимой зеку, который едет в ШИЗО.

В изоляторе запрещено абсолютно все: чай, сигареты, своя еда, книги, письма… В ШИЗО заключенный берет только туалетную бумагу, мыльные принадлежности и полотенце. Даже роба с тапками там отдельные. И зимой народ старается как-то протянуть термобелье под видом нательного.

Курить в ШИЗО запрещено, но очень хочется, и поэтому зеки придумали способ, как проносить сигареты в изолятор. Они делают это в единственном месте, которое не обыскивают — в себе. Конечно, перед ШИЗО их раздевают и даже заставляют приседать: а вдруг что-нибудь выпадет? Но у опытных зеков ничего ниоткуда не выпадает. “Торпеды” держатся надежно.

Процесс “торпедирования”, особенно первоначально, довольно болезненный, поэтому “торпеды” стараются “крутить” небольшого размера. Делают их специальные люди, поскольку для этого нужен талант. В хорошую “торпеду” влезает до тридцати сигарет, и будет она толщиной не больше полутора пальцев и с палец в длину.

Иногда с “торпедой” можно ходить почти целый день, ожидая, пока закончатся обыски и охранники ослабят бдительность. Милиция знает о способе, которым зеки проносят сигареты в ШИЗО и довольно часто шутит над заключенными по этому поводу, но поделать ничего не может. Не готовы офицеры искать там, куда не каждый врач полезет, и их можно понять.

У нас в отряде был парень, который скрутил “торпеду” самостоятельно. Парень был глуп и самонадеян. “Торпеда” у него получилась огромной. Засунуть-то он ее засунул, а вот “расторпедироваться” (процесс избавления от “торпеды”) у него самостоятельно не получилось.

И его пришлось везти на свободу в больницу. Этот случай изрядно повеселил зону. Подкалывали парня до конца срока.

Как потом выяснилось, он пихал в “торпеду”, как в туристический рюкзак, абсолютно все: нитки, спички, сигареты, сканворды, стержень, чтобы их разгадывать, и даже зажигалку…

© Sputnik / Сергей Ермохин

Обычно в себя стараются “вкинуть” две-три небольшие “торпеды”. В одной из них только сигареты, во второй же — спички, нитки и еще какая-нибудь хозяйственная мелочь, необходимая в ШИЗО для того, чтобы наладить “дорогу” между камерами, и через канализацию или коридор между камерами передать часть этих сигарет другим страдальцам.

По всем “понятиям” любой человек, который едет в ШИЗО, даже если сам он не курит, обязан “торпедироваться”, чтобы помочь остальным. Раньше за этим следили очень строго.

Но сейчас в зонах все больше людей бросают курить и выражают недовольство тем, что им приходиться носить в себе непонятно что и непонятно для кого.

Поэтому вопрос, “торпедироваться” или нет, каждый решает для себя сам, — если, конечно же, человек сидит, как обычный “мужик”, не крича на каждом углу про “понятия”.

К слову: зеки могут прятать в себе не только “торпеды”, но и любой габаритный “запрет” (вещи запрещенные администрацией). Так, к примеру, некоторые заключенные иногда проносят мобильные телефоны (не смартфоны, конечно, но вот многие старые модели по форме и размеру прекрасно подходят)…

Наказания в подобной системе будут всегда — без них невозможно. Но чтобы они несли какую-то воспитательную функцию и заставляли переосмыслить поведение, а не только вызывали раздражение и отторжение, взыскания должны быть, во-первых, справедливы, а во-вторых, их нельзя превращать в оружие борьбы с неугодными.

Источник: https://sputnik.by/society/20170122/1027080054/vospominania-zakluchennogo-kak-nakazyvayut-v-tyurmah.html

Штрафной изолятор в колонии: что такое ШИЗО?

Тюремные шизо что это

ШИЗО – что это такое и как содержатся арестанты? Давайте в начале расшифруем аббревиатуру. Камера ШИЗО – это особое тюремное отделение – штрафной изолятор в колонии. Как правило, туда помещаются заключенные, нарушившие режим содержания, которых требуется ограничение в правах и возможностях. Подобное перемещение арестанта более известно, как «выдворить в кандей».

Попав в штрафной изолятор в тюрьме, заключенный теряет право на свидания с родственниками и друзьями, получать и отправлять письма, посылки, иметь личные вещи в «карцере». Единственное, что разрешено иметь и вносить в штрафной изолятор – предметы личной гигиены.

Заключенных, отстаивающих свои права в тюрьме, подвергают пыткам – МК

Тюремные шизо что это

Руслан Латыпов провел безвылазно 582 дня в каменном мешке размером 1,5 на 2 метра. В полном одиночестве. Кормили его даже не каждую неделю. И не каждую неделю разрешали носить трусы и майку (был абсолютно голый). Во время прогулок травили собаками.

Первыми его в Копейской колонии нашли члены СПЧ больше года назад. Он был похож на скелет, обтянутый кожей. Рассказ о нем включили в свой доклад президенту, но скоро о Латыпове забыли. Против начальника Копейской колонии Дениса Механова возбудили уголовное дело и тоже вскоре забыли. А что случилось потом? И что происходит там сейчас? Вот об этом страшный рассказ устами его героя.

— Руслан, за что вы вообще попали за решетку?

— За наркотики. 4 грамма героина. 8 лет колонии. Сначала попал в Озерскую колонию, но потом по новому законодательству стали всех осужденных разделять на «первоходов» и ранее судимых. И меня отправили в Копейскую колонию №6. Это случилось в начале 2010 года, когда Механов еще не был начальником колонии, а являлся его заместителем по оперативной работе.

В колонии был цех, где заключенные делали такие маленькие этикетки-книжечки, что на ниточку к бутылке бальзама крепятся. Норма была 6000 книжечек в сутки.

Если работать без перерыва на еду и туалет, можно успеть за смену изготовить 300 штук. Больше никому не удавалось. Соответственно, всех наказывали за невыработку нормы. Но я возмущался больше других, больше других и получал.

А когда я стал еще другим заключенным помогать составлять жалобы, стало совсем плохо.

— Как наказывали?

— Били. Когда приехал в колонию с проверкой помощник прокурора Козлов, я вышел к нему, передал письменные жалобы. Попросил выслушать меня. Он уехал, а меня сразу в карцер (это было мое первое знакомство с ШИЗО), формально — якобы за отказ от работы. Отсидел 15 суток и вскоре опять загремел. Ну а потом карцер стал моим вторым домом.

Прежде чем в ШИЗО водворяли, обязательно пытали.

— Что значит «пытали»?

— Все происходило в медицинском кабинете. Руки связывали сзади и подвешивали на решетке так, чтобы стопы пола не касались. На голову надевали шапку-ушанку, в нее изнутри были вмонтированы динамики, и включали сигнализацию. После этого сотрудники колонии, включая лично Механова, били меня палками (по гениталиям в основном).

Между пальцами ставили карандаши и сжимали, сматывали скотчем. Бить уставали уже через полчаса и из кабинета выходили, но перед этим наполняли его перцовым газом. Окна и двери были закрыты. Жгло не только глаза, но и всю кожу. И так висел — в крови, с орущей в ушах сигнализацией, в перцовом газе по 18 часов.

Газ все равно через щели утекал, и периодически в медкабинет заходил инспектор, пускал еще. Не отвязывали меня даже для туалета, так что мочиться надо было под себя. Но ты ничего не помнишь, потому что время от времени сознание теряешь. Самое тяжелое было приходить в себя.

Когда слышишь свой крик, но кричать не хочешь и не понимаешь, что это ты кричишь.

Руслан срывается и плачет.

— Все уже хорошо. Все позади. Что они хотели от вас?

— Чтобы я забрал все свои жалобы.

— Можете назвать фамилии всех, кто вас пытал таким образом?

— Из сотрудников проще сказать, кто не бил. Весь руководящий состав участвовал. Когда начальство уставало, то отдавало приказание бить меня простым операм и даже заключенным — Колодкину и Синицыну.

СПРАВКА “МК”

Экс-начальник Копейской колонии Денис Механов обвиняется в злоупотреблении служебными полномочиями и организации производства холодного оружия. На суде против него некоторые заключенные пытались рассказать об избиениях и изнасилованиях. Однако отдельно уголовное дело по этим фактам не возбуждали, и эти статьи Механову до сих пор не инкриминировались.

— Когда вы попали в ШИЗО сразу на 582 дня?

— Сначала я попадал туда на относительно маленькие сроки — на 30, 45, 70 и 85 дней (это безвылазно). Поводы были самые разные — не поздоровался, не заправил кровать, ругался матом. Спорить и доказывать что-то было бесполезно.

Помню, говорю на комиссии: какое матерное слово я произнес? Когда? Никто не хотел ничего объяснять. И потом в 2011 году уже попал надолго…

Максимально содержать человека в одиночестве на таких условиях могут по закону 15 суток, но они все время продлевали и продлевали по новым основаниям.

— Что собой представлял карцер, в котором вы провели столько времени?

— Это каменный мешок. И мне было смешно, когда они в качестве одного из оснований продления содержания в ШИЗО писали «отказ от зарядки». 22 раза так писали.

А там даже руки вытянуть в стороны нельзя, чтобы вот это упражнение сделать (показывает). Но вообще зарядку я делал, чтобы мышцы не атрофировались. Там же даже не ходишь, места мало.

На прогулки, правда, выводили, но так, что я даже иногда отказывался.

— Почему?

— Зимой отказывался выйти на прогулку, потому что не было зимней одежды и обуви. И я на морозе мерз. В остальное время отказывался из-за собак. Уже в коридоре меня обычно ждала огромная собака. Без намордника. Такая так порвать может, что не сошьют врачи.

— Вас кусала?

— Я хорошо бегаю, как выяснилось… Если я отказывался, они забирали из камеры все. Вообще все, включая трусы, носки и туалетную бумагу. Я оставался в голых стенах абсолютно голый. Железную дверь камеры (моя была номер 19) открывали настежь (но оставалась решетчатая, чтоб не сбежал).

А по диагонали от моей камеры была дверь входная в корпус, ее тоже открывали. Это чтобы мороз прямо на меня шел. Они думали, что я простужусь, умру, и дело с концом. Единственный способ согреться — дотянуться до труб отопления. Они располагались высоко и накалялись до предела.

Я прыгал, но иногда неудачно, и получал сильные ожоги. Правозащитники их потом видели…

— И сколько так вы голый сидели?

— Наказание назначалось на неделю. И всю эту неделю мимо моей решетки ходил раздатчик пищи, но мне даже корку хлеба не бросал. Было такое указание Механова.

— Насколько я знаю, в ШИЗО или карцере передачи не разрешены, покупать в тюремном магазине тоже ничего нельзя.

— Конечно, это же одиночка! Но голод, поверьте мне, не самое страшное.

— Что может быть страшнее того, о чем вы уже рассказали?

— Музыка. В карцере был динамик. И с утра до вечера на бешеную громкость включали музыку. У меня вот и медицинские документы — редкая болезнь. Такая развивается только у профессиональных диджеев. У меня все время звенит в ушах. А тогда в камере я вообще спать не мог (ночью звука не было, но в голове он звучал).

— Неужели не было никакого способа это прекратить?

— Был. Они требовали три бумаги. Первая — что я претензий не имею. Вторая — что все прежние жалобы я написал якобы с целью оклеветать и в том признаюсь. Третья — что соглашаюсь сотрудничать с администрацией и следить за всеми заключенными, докладывать о малейших их неправомерных высказываниях и деяниях. Я не дал. Это был бы конец для меня.

Меня, кстати, в тюремную психбольницу помещали. Требовали написать добровольное согласие на лечение, я не дал. Я видел, как там заключенных галоперидолом закалывают… Самое страшное, когда обколотого человека бросают в камеру с обиженными. Там они с ним делают такое…

— К вам в карцер заходили проверяющие?

— Районный прокурор заходил несколько раз. Сказал: ты хочешь, чтобы вас никто не трогал? И добавил: да здравствует бюрократия — пишите жалобу и отправляйте ее через администрацию.

После этого разворачивался и уходил. Зампрокурора области Потапов приезжал (после того как мои родные пробились к нему на прием и рассказали про меня).

И вот он мне сказал: перестань писать жалобы — и никто тебя больше трогать не будет.

— А правозащитники?

— Уполномоченный по правам человека Челябинской области ни разу сам не приезжал, а посылал своего помощника Бабина. Тот выслушивал — и все.

Источник: https://www.mk.ru/social/2014/08/21/zaklyuchennykh-otstaivavshikh-svoi-prava-podvegrayut-pytkam.html

Императив
Добавить комментарий