Свобода научного творчества конституция

Конституционные права человека: Что изменить, чтобы их защитить?

Свобода научного творчества конституция

Утвержденная в 1996 году Конституция независимой Украины является одной из самых молодых и, соответственно, самых современных Конституций.

Авторы пытались по максимуму заложить в нее принятые в то время в демократическом мировом сообществе основополагающие права и свободы гражданина.

Но почему же до сих пор права человека в Украине нарушаются? Мир стремительно меняется и основной закон уже не соответствует современным реалиям?

Возможно, улучшить ситуацию с правами человека помогут очередные изменения в законах, а возможно, нужно менять что-то другое. Об этом Центр информации о правах человека говорил с правозащитниками и экспертами. Мысли оказались очень разными.

КОНСТИТУЦИЯ ХОРОШАЯ, НО ЕЕ СТАТЬИ НАРУШАЮТСЯ

Мы просили правозащитников назвать самые ценные для них статьи Конституции, закрепляющие права человека.

Так, юристка благотворительного фонда “Восток SOS” Алена Лунева считает Конституцию прогрессивной и как важную и необходимую сегодня называет статью 24 о том, что все граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом.

Статья запрещает дискриминацию по любому признаку – признаку расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного положения, места жительства, языковому и тому подобное.

“Авторам Конституции нужно отдать должное, они сделали все для того, чтобы Украина состоялась как демократическое государство, в котором гражданам обеспечена защита прав и свобод”, – говорит в свою очередь журналистка и общественный деятель в сфере свободы слова и доступа к информации Аксинья Курина.

Наиболее ценными она называет статьи 3 и 15 первого раздела, которые должны гарантировать соблюдение прав и свобод. А также статью 49 второй главы, в которой гарантируется право на бесплатную медицинскую помощь.

Но Курина с грустью констатирует, что именно эти статьи часто нарушаются в Украине.

О нарушении действующих статей Конституции говорят и другие правозащитники.

Так, председатель ОО “Черкасский правозащитный центр” Тарас Щербатюк, опираясь на свой опыт, рассказал, что на местном уровне часто дискриминируются люди с инвалидностью, что является нарушением статьи 24 Конституции. Это происходит из-за отсутствия архитектурной доступности к зданиям, транспорту, отсутствия информации об имеющихся правах, бездействия со стороны органов власти в решении проблем людей с инвалидностью.

Также, по его словам, подвергаются дискриминации и испытывают нарушения прав внутренне перемещенные лица. В частности, речь идет о праве избирать и быть избранным в органы власти, закрепленном в 38 статье Конституции.

“Больше всего нарушается статья 21 Конституции Украины. О ней мало кто говорит, все забыли, но, хотя она и утопическая, но однозначно больше всего нарушается.

Там написано, что права и свободы человека неотчуждаемы и нерушимы.

И вот с “нерушимостью” совсем все плохо”, – высказывает мнение руководитель секретариата Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Богдан Крикливенко.

Правозащитник, член правления Института “Республика” Владимир Чемерис считает наиболее нарушаемыми на сегодня в Украине права на свободу слова, свободу выражения взглядов, свободу собраний и свободу ассоциаций.

“В Конституции написано, что СМИ можно закрывать только по решению суда. Но у нас закрываются интернет-издания без решения суда. Была информация, что более 30 человек получили наказание за сообщения в социальных сетях”, – говорит Чемерис.

В этом контексте он также упоминает тюремное заключение для блоггера Руслана Коцабы и арест главного редактора издания “Страна.юа” Игоря Гужвы.

В качестве примера нарушения свободы собраний Чемерис приводит систематические нападения ультраправых на мирные собрания при полном бездействии правоохранителей.

“Был проведен Марш Равенства с защитой полиции. Раз в год одна категория людей может проводить огромное собрание с участием огромной охраны со стороны полиции.

Все другие собрания подвергаются грубым нападениям, как это было, например, в случае с митингом против переименования проспекта Ватутина. На протестующих нападали и жестоко избивали.

Реакции полиции на это не было”, – говорит Чемерис.

Он также обращает внимание, что в нарушение права на свободу ассоциаций в Украине запрещаются политические партии, чего никогда не было ни при президентстве Виктора Януковича, ни при Леониде Кучме.

Профессор кафедры международного права Института международных отношений Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, доктор юридических наук Ольга Буткевич говорит, что, учитывая огромное количество жалоб от Украины в Европейский суд по правам человека, у нас системно нарушается право на справедливый суд, и связанные с ним статьи 55 и 59 Конституции.

В то же время наиболее нарушаемым Ольга Буткевич считает право на уважение достоинства человека, которое гарантируют статьи Конституции 3 и 28.

“Следует вспомнить, какое право человека сопровождает реализацию и защиту всех его прав. Это то право, которое нарушается автоматически при нарушении любого конституционного права человека.

И это – право на уважение достоинства человека, которое гарантирует ст. 3 и ст. 28 Конституции. Ведь и лишение жизни, и пытки, и незаконное лишение собственности, и нарушение права на образование, труд и т.д.

– это все является проявлением неуважения к достоинству человека”, – говорит юристка.

На нарушении права на справедливый суд акцентирует и юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека Максим Щербатюк.

“У нас решения судов не выполняются, что катастрофически влияет на правовую определенность. Есть также вопрос о независимости судебного разбирательства. Есть определенное влияние органов власти на судебные инстанции.

Часто решения судебных инстанций координируются определенными органами власти.

Возможно, в результате реформ высших судов это изменится, но вопрос независимости и объективности судебного разбирательства стоит, в том числе, в контексте решения ЕСПЧ относительно Украины”, – отмечает Щербатюк.

Он также обеспокоен тем, что в последнее время в Украине все чаще нарушаются права на частность. Речь идет о блокировании соцсетей и перехвата коммуникаций, которые сейчас пытаются закрепить на законодательном уровне, мотивируя мерами борьбы с терроризмом.

“Еще есть право на свободу и личную неприкосновенность, связанные с тем, что реформы полиции и прокуратуры по факту не состоялись. Эти структуры, которые есть сейчас, во многом не справляются со своими функциями. Часто нет ощущения безопасности.

Соответственно происходят различные вещи связанные с деятельностью других правоохранительных органов. Так же в том же СБУ, – если это ведомство начинает расследовать дело, то у человека возникают проблемы с защитой его прав”, – говорит Щербатюк.

“Больше всего нарушается фундаментальное право собственности и в этом контексте – право доступа граждан к экономическим активам страны, предусмотренное статьями 13, 142, 143 Конституции Украины”, – говорит председатель правления Общественного комитета защиты конституционных прав и свобод граждан Николай Козырев.

В то же время правозащитник, председатель правления Правозащитного фонда “Развитие” Олег Григорьев считает, что одним из важнейших конституционных прав, которое чаще других нарушается в Украине, является реализация права граждан на обращение в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

“На сегодня мы видим систематическое злоупотребление этим правом государственными органами и госслужащими.

С одной стороны, законом четко установлен запрет отказа в принятии и рассмотрении обращения граждан, с другой стороны, должностные и служебные лица часто игнорируют это требование и просто не присылают ответ заявителю.

И часто доказать факт отправки ответа заявителю очень трудно, ведь почтовый реестр отправленных писем, как правило, не ведется. Все письма отправляются простой почтовой корреспонденцией. А это приводит к нарушению конституционного права на обращение и недопустимо в правовом государстве”, – говорит Григорьев.

КОЕ-ЧТО НУЖНО ИЗМЕНИТЬ

Опрошенные нами эксперты также ответили на вопрос о том, какие изменения лично они внесли бы в Конституцию с целью улучшения соблюдения прав человека.

Алена Лунева

Юристка Алена Лунева высказалась за включение в систему судов Украины Международного уголовного суда, который наказывает за геноцид, военные преступления и преступления против человечности. Она также считает, что нужно сделать выборными должности судей и прокуроров.

Аксинья Курина убеждена, что к нарушению прав человека приводит, в частности, концентрация власти в одних руках, которая соответствует президентской форме правления. По ее мнению, в случае парламентской республики многих угроз демократии можно было бы избежать.

По словам Куриной, также очень важно в ближайшее время учредить независимый институт Омбудсмена по доступу к публичной информации и защите персональных данных, для этого необходимо внести изменения в Конституцию.

Кроме того, Курина выступает за предоставление официального статуса русскому языку.

“При всей сложности, даже скандальности, вопрос официального статуса русского языка в Украине, на мой взгляд, он необходим. Прежде всего для противодействия дискриминации, а также для того, чтобы прекратить политические спекуляции, которые создают опасность для общества и государства”, – говорит эксперт.

Координатор проектов Центра информации по правам человека Людмила Янкина считает, что нужно внести изменения в статью 51 Конституции.

В частности, слова “брак основывается на добровольном согласии женщины и мужчины” нужно заменить словами “брак основывается на добровольном согласии двух людей”.

“По Конституции, именно человек является высшей социальной ценностью в Украине, а не определение мужчины и женщины”, – отмечает Янкина.

КОНСТИТУЦИЯ УСТАРЕЛА – НУЖНА ПОЛНАЯ ПЕРЕЗАГРУЗКА

Председатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров убежден, что Украине пора писать абсолютно новую Конституцию, поскольку существующая устарела.

“У нас уже очень устарела Конституция. Она, с одной стороны, уже давно не выполняется. С другой – ее уже нельзя писать частями. Нужно писать полностью новую Конституцию”, – говорит Захаров.

По его словам, в сегодняшней Конституции, в частности, нет права на справедливый суд в полном объеме, как это записано в Конвенции о правах человека и основных свобод.

Также не упоминается, что вмешательство государства должно быть необходимым в демократическом обществе. В Конституции вообще нет необходимого принципа пропорциональности. А именно через этот принцип нужно оценивать адекватность вмешательства государства.

Захаров также считает некоторые существующие конституционные гарантии недееспособными.

Ведь, по его словам, Конституция гарантирует экономически социальные и культурные права, но в случае нарушений этих прав нормы Конституции не являются нормами прямого действия. Суды не защищают эти права. А это, в свою очередь, “подвешивает” соблюдение прав первого поколения – гражданские и политические.

Кроме того, перспектива вхождения Украины в Европейский Союз также требует соответствующих изменений в Конституции.

“Были приняты некоторые протоколы к Конвенции по защите прав человека и основных свобод. И Хартия основных прав Европейского Союза. Нас еще не приняли в ЕС, но эта Хартия является обязательным для стран ЕС. Те права, которые там есть, их нет в нашей Конституции.

Вот, например, там невозможен запрет свободы слова для науки и творчества. Есть такая вещь как академическая свобода, которая в украинском законодательстве не упоминается. Есть права пожилых людей и права молодежи.

Это необходимо вводить в Конституцию, если мы думаем о европейском векторе Украины”, – отмечает Захаров.

При этом он объясняет, что нельзя изменить второй раздел Конституции без изменения первого. Поскольку “там очень много вещей, которые являются лицемерием”. В частности, статья 3 о том, что жизнь и здоровье людей – высшая социальная ценность. Но при этом Украина возглавляет первое место в Европе по уровню смертности.

“Если эту норму понимать буквально, а нормы Конституции так и надо понимать, то все средства надо направлять на операции для больных детей. Но этого не делается”, – констатирует правозащитник.

Однако, по его словам, многое нужно было бы оставить в первой главе Конституции, при этом конституционный строй и изменения в первый раздел должны утверждаться на референдуме. Но если так, то надо всю Конституцию переписать.

Он считает, что противоречивость существующей Конституции возникла из-за того, что ее “порождали два центра исполнительной власти”.

“Так же и сейчас ничего хорошего не получилось из сотрудничества Порошенко и Яценюка, или сотрудничества Порошенко и Гройсмана. Возникают конфликты из-за полномочий. Так нельзя. Это приводит к постоянной борьбе, которая тормозит прогресс и превращает народных депутатов на обычных кнопкодавов”, – заключает Захаров.

ИЗМЕНИТЬ ОТНОШЕНИЕ

Основные проблемы с конституционными правами человека связаны не с текстом ее статей и даже не с нарушением этих статей, а с общим отношением к этому документу как со стороны политиков, так и со стороны граждан.

Источник: https://zmina.info/ru/articles-ru/konstitucijni_prava_ljiudini_shho_zminiti_abi_jih_otrimati/

Конституционная свобода научного творчества: сущность и нормативное содержание

Свобода научного творчества конституция

ОБСУЖДАЕМ ПРОБЛЕМУ

КОНСТИТУЦИОННАЯ СВОБОДА НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА: СУЩНОСТЬ И НОРМАТИВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Л.Г. Берлявский, профессор кафедры конституционного и муниципального права Ростовского государственного экономического университета, доктор исторических наук, кандидат юридических наук

Статья посвящена анализу сущности и нормативного содержания конституционной свободы научного творчества. Актуальность изучения данной темы определяется существенными изменениями самого объекта регулирования.

Конституционно-правовые гарантии свободы научного творчества являются абсолютно необходимыми, так как без них невозможна никакая модернизация.

Государственная власть способна оказывать существенное воздействие на проблематику научных исследований, она может задавать методологические их ориентиры и программировать результаты.

Ключевые слова: конституционная свобода, научное творчество, нормативное содержание, ученый как субъект права.

Актуальность изучения сущности и нормативного содержания конституционной свободы научного творчества определяется, прежде всего, существенными изменениями самого объекта регулирования. По мнению ряда социологов в современной науке утверждается своеобразный стиль, условно называемый «Стиль-2», которому присущи следующие черты:

• проблематика научных исследований определяется в процессе диалога различных сторон, которые так или иначе будут затронуты приложениями данных исследований;

• на смену характерным для университетов иерархическим структурам,

жестко разграничивающим отдельные дисциплины, приходят по сути гетерогенные, нежесткие структуры организации исследований;

• трансдисциплинарность науки, при этом общество оказывается в состоянии сообщать науке о своих желаниях, потребностях и опасениях. Этим объясняется процесс вовлечения человека в производство знаний, необходимость определения его места в них.

Добавлю сюда говорящий сам за себя призыв П. Фейерабенда: «Против методологического принуждения».

В качестве примеров формы организации науки, характерной для «Сти-ля-2», можно привести Центрально-

Европейский университет (ЦЕУ) в Будапеште и Европейский университет в Санкт-Петербурге. Хотя работают они в основном с магистрантами, докторантами и исследователями, результаты использования сетевых форм организации науки впечатляют.

В частности, Центр сравнительного конституционного права ЦЕУ, где заняты менее десятка постоянных сотрудников, имеет научные, профессиональные контакты, по моим оценкам, примерно с тысячью специалистов во всех европейских странах.

Эти специалисты на конкурсной основе принимают участие в программах Центра в качестве приглашенных исследователей и преподавателей.

В результате всего за 10 лет многие из них опубликовали серьезные работы, стали судьями верховных судов в своих странах, а руководитель Центра доктор Андраш Шайо – судьей Европейского суда по правам человека. По дисциплине «политология» в европейском рейтинге вузов ЦЕУ уже обошел Оксфорд.

Еще один институт «Стиля-2» – так называемая «республика писем», о которой писал известный методолог М. Полани. Глобализация дала возможность в режиме онлайн проводить научные конференции, устанавливать научные контакты, делиться информацией.

Наконец, стоит упомянуть и о новых видах научных публикаций. Помимо того, что приветствуется публикация препринтов монографий в интернете, ряд научных издательств за рубежом отказываются от критерия тиража и переходят к системе «печать на заказ».

При этом аннотация, реклама и данные об авторе публикации размещаются на сайте издательства. Научное

издание может быть интересно и тысяче профессионалов, и всего нескольким, которые закажут нужную монографию. От этого научная ценность публикации не падает.

Кроме того, конституционно-правовые гарантии свободы научного творчества являются абсолютно необходимыми, так как без них невозможна никакая модернизация. Весьма показателен вывод Нобелевского лауреата по экономике Д. Норта о том, что промышленной революции предшествовала революция в патентном праве, которая юридически обеспечила успех первой.

В Доктрине развития российской науки, утвержденной Указом Президента Российской Федерации, констатируется, что российская наука за свою многовековую историю внесла огромный вклад в развитие страны и мирового сообщества, однако административно-командный механизм в экономике, высокая степень закрытости научно-технической сферы, неоправданные ограничения прав интеллектуальной собственности снижали эффективность использования научного потенциала страны. Государство рассматривает науку и ее научный потенциал как национальное достояние [1].

Государственная власть способна оказывать существенное воздействие на проблематику научных исследований, она может задавать их методологические ориентиры и программировать результаты. Видный отечественный науковед Э.И. Колчинский приводит следующий пример: в нацистской Германии было защищено 300 диссертаций по Парацельсу. Видимо, это определялось тяготением фашистов к мистике.

Модели взаимодействия ученого как субъекта права и органов государственной власти сложились разные, в частности такие: конфронтационная модель (пример – академик А.Д. Сахаров); эскапистская модель (пример – Г.

Пере-льман, отказавшийся принять премию в миллион долларов за решение задачи Пуанкаре); административная модель (португальский диктатор А.

Салазар в течение почти 40 лет оформлял отпуск для исполнения государственных обязанностей в университете Коимбре, где состоял профессором политэкономии).

Наиболее массовая – компромиссная модель. При этом компромисс ученого и власти почти всегда достигался непросто. Власть долго отводила ученому исключительно служебную роль в обществе. Можно привести следующий пример.

После того, как французское правительство в лице Наполеона III потребовало принесения присяги известным ученым-астрономом, директором Парижской обсерватории Д. Араго, Виктор Гюго заметил, что «в хорошо организованном государстве… все числится на должности, даже наука», «астроном – это нечто вроде небесного жандарма.

Обсерватория – караульная будка», а «свободная астрономия почти так же опасна, как и свободная печать».

Поэтому так важны конституционные и международно-правовые гарантии свободы научного творчества и преподавания. В частности, Всеобщая декларация прав человека 1948 г. в ст. 27 установила, что каждый человек имеет право свободно участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами. Особо оговаривается право на защиту материальных и моральных интере-

сов автора, являющихся результатом его научных трудов. Более развернутая характеристика содержится в ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.

, в которой не только признано право каждого на пользование результатами научного прогресса и их практического применения.

Участвующие в пакте государства обязались «уважать свободу, безусловно необходимую для научных исследований и творческой деятельности», а также признали пользу, извлекаемую из поощрения и развития международных контактов и сотрудничества в научной области.

В Декларации об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человечества, принятой резолюцией № 3384 Генеральной Ассамблеи ООН в 1975 году установлена обязанность всех государств принять эффективные меры, включая законодательные, в целях предотвращения и недопущения использования научно-технических достижений в ущерб правам человека и основным свободам и достоинству личности.

Конституционные установления свободы научного творчества имеют место в ряде государств. Так, ст. 17 действующего в Австрии Основного закона государства определяет, что «наука и развитие ее теории свободны». Аналогичные нормы содержатся в ст.

20 Конституции Испании, ст. 33 Конституции Итальянской Республики, ст. 42 Конституции Португальской Республики. Акцент на соответствующей свободе обязанности содержится в ст. 5 п.

3 Основного закона ФРГ, в которой признание свободы науки, исследования

и преподавания корреспондируется с тем, что свобода преподавания «не снимает обязанности быть верным Конституции». В еще большей степени подобная обязанность установлена ст.

16 Конституции Греции, согласно которой академические свободы и свобода преподавания не освобождают от долга подчинения Конституции.

Специфично решает данный вопрос Конституция Финляндии: в § 77 установлена автономия Хельсинского университета.

Советская конституционно-правовая модель свободы научного творчества отличалась, с одной стороны, существенной идеологизированнос-тью, с другой стороны – материальной и финансовой поддержкой тех исследований, в которых было заинтересовано государство. Наиболее отчетливо данный подход отражен в ст.

45 Конституция (Основной закон) Российской Федерации – России 1978 г.: «гражданам РСФСР в соответствии с целями коммунистического строительства гарантируется свобода научного, технического, художественного творчества.

Она обеспечивается широким развертыванием научных исследований, изобретательской и рационализаторской деятельности…

Государство создает необходимые для этого материальные условия, оказывает поддержку добровольным обществам и творческим союзам, организует внедрение изобретений и рационализаторских предложений в народное хозяйство и другие сферы жизни. Права авторов, изобретателей и рационализаторов охраняются государством» [2].

Конституция Российской Федерации 1993 г. гарантировала каждому

свободу научного творчества и охрану интеллектуальной собственности (ст. 44). Современная отечественная наука конституционного права определила существенные черты свободы научного творчества:

1.

Конституционное право на свободу творчества является комплексным субъективным правом, в соответствии с которым возможность действовать означает возможность каждого человека и гражданина заниматься всеми видами творческой деятельности по желанию. При данном правомочии личность может как иметь определенные задатки способности к творческой деятельности, так и не иметь их, что не лишает человека права на свободу творчества [3, с. 3

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/konstitutsionnaya-svoboda-nauchnogo-tvorchestva-suschnost-i-normativnoe-soderzhanie

Статья 44 Конституции РФ

Свобода научного творчества конституция

1. Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом.

2. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям.

3. Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры.

Комментарий к Статье 44 Конституции РФ

1. Развивая положения статьи 2 Конституции РФ о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод – обязанность государства, ч. 1 ст. 44 гарантирует каждому свободу во всех областях творческой деятельности.

Данная гарантия опирается как на другие положения Конституции – о защите интеллектуальной собственности, о защите от недобросовестной конкуренции, о свободе информации, мысли и слова, так и на общепризнанные принципы и нормы международного права.

Так, согласно Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, участвующие в нем государства обязуются уважать свободу, безусловно необходимую для научных исследований и творческой деятельности.

Российская Федерация участвует в значительном числе конвенций и международно-правовых договоров, в той или иной мере посвященных регулированию творческих отношений в самых различных сферах и проявлениях: в Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) 1967 г., Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г.

, Договоре о патентной кооперации 1970 г., Мадридском соглашении о международной регистрации знаков 1891 г., Договоре о законах по товарным знакам 1994 г., а также с 1995 г. – Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (в ред. 1971 г.), Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г.

и ряде других.

С учетом этого выстраиваются государственная политика и правовое регулирование отношений, возникающих в связи с созданием и использованием результатов научного, технического и художественного творчества. Творческие отношения обладают целым рядом особенностей.

С одной стороны, они формируются в сфере духовного производства, сущность которого заключается в создании духовных (нематериальных) благ – произведений искусства, литературы и т.п. А с другой – к числу нематериальных благ относятся также и произведения научного и технического творчества, такие как изобретения и полезные модели, промышленные образцы, конструкции машин и оборудования и т.д.

, от применения и использования которых зависит развитие экономики, медицины, культуры и во многом все прочие сферы общественной жизни.

Конституция называет в ч. 1 ст. 44 только основные виды творчества, оставляя перечень открытым. Разница отдельных видов творческой деятельности вполне понятна.

Научное творчество – это такая творческая деятельность, которая направлена на открытие новых законов и закономерностей природы, общества, мышления, на разработку фундаментальных (или прикладных) теорий, концепций, математических методов и других научных результатов.

Техническое творчество предполагает создание новых конструкций, технических решений прикладного характера, устройств, веществ и т.п., которые могут быть использованы в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях экономики или социальной сфере.

Художественное творчество охватывает собой литературу, музыку, театр, живопись, скульптуру, графику, дизайн, архитектуру, градостроительство, фотографию и многие другие сферы приложения творческого труда, результатом которого являются различного рода творческие произведения, “общающиеся” со зрителем или слушателем посредством созданных автором художественных образов.

С учетом специфики отдельных видов творческой деятельности осуществляется основанное на положениях Конституции и содержащее гарантии свободы творчества комплексное нормативно-правовое регулирование отношений, возникающих по поводу создания, использования и охраны результатов творческой деятельности.

Так, применительно к сфере художественного творчества Основы законодательства РФ о культуре рассматривают творческую деятельность как создание культурных ценностей и их интерпретацию.

К числу творческих работников относятся лица, причисленные к таковым Всемирной конвенцией об авторском праве, Бернской конвенцией об охране произведений литературы и искусства, Римской конвенцией об охране прав артистов – исполнителей, производителей фонограмм и работников органов радиовещания (ст.

3 Основ). Согласно ст.

10 и 11 Основ каждый человек имеет право на все виды творческой деятельности в соответствии со своими интересами и способностями; право человека заниматься творческой деятельностью может осуществляться как на профессиональной, так и на любительской основе, что в свою очередь предполагает также право на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей, на защиту государством своей культурной самобытности.

Исходя из Рекомендации ООН по вопросам образования, науки и культуры, в сфере художественного творчества государствам следует создавать социальные, экономические и финансовые условия, которые могут обеспечить работникам искусств, писателям и композиторам необходимую основу для свободного творческого труда. Российская Федерация, признавая исключительную роль творческого работника в культурной деятельности (ст. 27 Основ), разрабатывает федеральные государственные программы сохранения и развития культуры (ст. 29 Основ).

Согласно требованиям закона, развивающего положения ч. 1 ст.

44 Конституции, представительная, исполнительная и судебная власти выступают гарантами прав и свобод всех субъектов культурной деятельности, защищают эти права и свободы посредством законодательной и иной нормативной деятельности, разработки и осуществления государственной политики культурного развития, пресечения посягательств на права и свободы в области культуры. Однако наделение указанных органов подобными обязанностями не дает им права вмешиваться в творческую деятельность граждан и их объединений, государственных и негосударственных организаций культуры, за исключением случаев, когда такая деятельность ведет к пропаганде войны, насилия и жестокости, расовой, национальной, религиозной, классовой и иной исключительности или нетерпимости, порнографии.

Источник: http://constrf.ru/razdel-1/glava-2/st-44-krf

Императив
Добавить комментарий