Расселение аварийного жилья в саратове последние новости 2018 год

Расселение аварийного жилья. Какие новые механизмы и возможности появятся в 2019 году

Расселение аварийного жилья в саратове последние новости 2018 год

С 1 января 2019 года в России стартует новая программа по переселению россиян из аварийного жилья. Рассказываем, что и как будет меняться 

Объем финансирования федерального проекта по расселению аварийного жилья будет пересматриваться ежегодно с учетом показателей регионов, достигнутых в этой сфере. Об этом ТАСС заявил советник министра строительства и ЖКХ России Максим Егоров.

“До конца декабря субъектами были разработаны и представлены в Минстрой России региональные паспорта, в результате был утвержден паспорт федерального проекта.

Мониторинг достижения показателей проекта будет осуществляться через систему “Электронный бюджет”, сейчас мы заключаем соглашения с регионами о реализации проекта. Также планируется ежегодный пересмотр общего объема финансирования проекта по годам в рамках бюджетного процесса.

При этом будут учитываться достигнутые субъектами результаты выполнения проекта в предыдущие годы”, — сказал Егоров

Он также добавил, что в настоящее время разрабатываются новые механизмы расселения аварийного жилья. Как ожидается, их введение должно привести к экономии бюджетных средств, в том числе за счет привлечения инвесторов. При этом при распределении федерального финансирования регионы должны будут провести сравнительный анализ экономической эффективности выбранных способов расселения.

Новые механизмы расселения

Как ранее сообщалось, расселение аварийного жилья в 2019 году будет вестись по той же схеме, что и раньше. Но при этом в течение года должны появиться новые механизмы, позволяющие сокращать непригодный для проживания жилой фонд. Законодательные изменения, которые приведут эти механизмы в действие, будут внесены до 20 июля 2019 года.

По данным Минстроя, к новым механизмам, в частности, относятся создание специализированного жилищного фонда, предоставление жилья по договорам найма, субсидированная льготная ипотека.

Какой из этих вариантов выбрать, чтобы эффективно расселять аварийные дома, каждый регион сможет определить самостоятельно, властям на местах планируется предоставить такую возможность.

“Поскольку социально-экономическая ситуация в различных регионах разная, мы предлагаем дополнительные механизмы расселения именно как опцию, которую регион сможет выбрать сам, в том числе для разных населенных пунктов внутри региона.

Например, в крупных городах будет актуально привлечение частных инвесторов, для удаленных населенных пунктов, из которых население выезжает, будут востребованы субсидии, которые дадут право гражданам купить жилье в другом городе”, — сказал Егоров.

Расселять не только за бюджет

Переселение граждан из аварийного жилья, как ожидается, будет производиться не только за счет бюджета, но и при участии инвесторов. Как ранее сообщали в Минстрое, привлечь бизнес к этой проблеме пытались и раньше, однако все уперлось в недостаточность законодательной базы. Сейчас министерство устраняет этот пробел.

Например, по словам Егорова, подготовлены поправки, которые дают возможность предоставления земельных участков под строительство многоквартирных домов застройщикам, реализующим проекты развития застроенных территорий или проекты комплексного развития без проведения торгов. Решать, выделять или не выделять землю, будет высшее должностное лицо субъекта.

Проект поправок находится на рассмотрении в федеральных органах исполнительной власти.

Также ранее министр строительства и ЖКХ Владимир Якушев предлагал субсидировать из Фонда ЖКХ инвесторов сноса аварийных домов.

Кроме того, он отмечал, что еще одним механизмом привлечения инвесторов станет упрощение процедуры изъятия объектов инфраструктуры, относящихся к аварийным домам.

Аварийное или просто ветхое

Еще одним существенным моментом реализации программы расселения стало разделение понятий аварийного и ветхого жилья. Минстрой предложил уточнить, какая степень износа допустима для каждого из них.

В случае с аварийным жильем дом признается непригодным для проживания, а решением проблемы может стать расселение и снос. В случае с ветхим допустим капитальный ремонт и продление жизненного цикла здания.

“По сути, ветхое жилье — это значительно изношенное жилье, но по своим эксплуатационным параметрам еще не ставшее аварийным. Поэтому для него нужны особые условия эксплуатации — регулярные обследования и поддерживающий ремонт.

Именно для того, чтобы обеспечить реализацию таких работ и учесть возможность проведения постоянного их мониторинга, Минстроем России уточнено определение аварийного жилья и введено в законодательство понятие ветхого жилья”, — резюмировал Егоров.

“Аварийка” в цифрах

Оператором расселения граждан из аварийного жилья выступает Фонд содействия реформированию ЖКХ, ранее срок работы этой госкорпорации был продлен до 2026 года.

По данным, опубликованным на портале “Реформа ЖКХ”, с 2008 по 2017 год было расселено более 15 млн кв. м аварийного жилья. Как пояснили в Минстрое, по национальному проекту до 2024 года планируется переселить в новые дома более 664 тыс.

человек, которые в настоящий момент проживают в аварийном фонде площадью 12 млн кв. м.

На реализацию федерального проекта по “аварийке” планируется направить 500 млрд рублей. 432 млрд рублей — это средства федерального бюджета, 68 млрд — из региональных бюджетов.

Елена Рузлева

Источник: https://tass.ru/obschestvo/5957768

Программу переселения из ветхого и аварийного жилья продлят еще на несколько лет

Расселение аварийного жилья в саратове последние новости 2018 год
Продлить помощь таким гражданам решил президент Владимир Путин. И вот уже на днях Госдума приняла в первом чтении проект изменений в федеральный закон «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» и отдельные законодательные акты РФ», инициированные Правительством РФ.

Новый законопроект продлевает на семь лет деятельность Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. Того самого федерального ведомства, которое занималось переселением граждан из ветхого и аварийного жилья.

По текущему законодательству, госпрограмма по переселению завершилась 1 сентября 2017 года, а Фонд должен был действовать до 1 января 2019 года.

“Ликвидация аварийного жилья – важный фактор повышения качества жизни населения.

Президент России Владимир Владимирович Путин неоднократно отмечал необходимость решения этого вопроса, – отметил председатель Государственной Думы Вячеслав Володин“.

По его словам, работа Фонда показала эффективность такого механизма финансирования капремонта и переселения граждан из непригодных для проживания помещений. За 2008–2018 годы новое жилье получили более 1 миллиона человек, ликвидировано почти 16 миллионов квадратных метров аварийного жилья. Не смотря на то, что на данный момент госпрограмма завершилась, от жителей регионов продолжают поступать многочисленные просьбы в Фонд ЖКХ. Проектом закона предлагается продлить срок деятельности Фонда содействия реформированию ЖКХ до 1 января 2026 года. Также в поправках предложено предусмотреть, что к аварийному жилищному фонду будут относиться жилые помещения в многоквартирных домах, признанные аварийными до 1 января 2017 года (а не до 1 января 2012 года, как предусмотрено сейчас). Если закон о продолжении деятельности Фонда ЖКХ будет принят, в чем сомневаться не приходится, то уже с 1 января 2019 года регионы смогут подавать заявки на получение господдержки. По всему Саратову разбросаны десятки домов, которые не попали в завершившуюся федеральную программу, но требующие срочного расселения. Соответствующий реестр ведут как в городской администрации и министерстве строительства и ЖКХ области, так и в Общероссийском народном фронте. Именно активисты народного фронта открыто рассказывают о судьбах людей, которые до сих пор живут в разрушающихся домах. Так, например, жильцы сразу трех домов под разными литерами по адресу улица Валовая, 44 содержат свой аварийный жилфонд за счет собственных средств. Управляющая организация, к которой отнесены дома, присутствует лишь номинально. О сроках переселения власти жильцам не дают никаких четких ответов. Аналогичная ситуация сложилась и в доме №64/9 по улице Комсомольская. Там, в комнате с полуразрушенной печкой и трещинами по стенам и потолку, из-за тяжелых финансовых условий и проблем со здоровьем до сих пор остается одна из жительниц. Она рассказала, что управляющая компания ООО «ЖЭК» регулярно выставляет счета за содержание и ремонт аварийного жилья, при этом не проводя никаких работ. В аварийном доме №89 по улице Рабочая до сих пор проживает участник Великой Отечественной войны весте с супругой. Дом был признан властями аварийным, ветеран войны просто обязан получить современное жилье! Аварийный дом на улице Рабочая, 5, где семьи с детьми отапливаются открытым газом, ходят по провалившимся полам под нависающим потолком и несут круглосуточную вахту у электрического щита, соседствующего с коммунальным фонтаном. Жильцам этого дома отказали даже в маневренном жилье.. В ожидании улучшения жилищных условий жильцам дома на улице Новокрекингской, 51 приходится охранять не только свое имущество, но и коммуникации – трубы и батареи от посягательств местных бомжей. Вид аварийного жилого дома на Мясницкой №7 в Саратове не просто впечатляет, но и в буквальном смысле приводит в ужас: деревянное сооружение «расползлось» в разные стороны, балкон обвалился, часть окон жильцам пришлось заколотить, чтобы как-то укрепить ветхое строение; крыльцо, кажется, вот-вот рухнет при малейшей нагрузке на него. Парадокс в том, говорят в ОНФ, что отдельно стоящая часть этого дома под литерой литерой «В» не значится ни в реестре министерства ЖКХ, ни в списках ветхого и аварийного жилья. Тем более что дом напротив признан аварийным. По словам обитателей злополучной литеры «В», а их с десяток семей с детьми и пенсионерами, администрация даже не записывает их на прием, не говоря уже о конкретных шагах по решению вопроса о признании дома аварийным и предоставлении людям квартир.

Пенсионерка, инвалид третей группы Валентина Иванова проживает в доме №20 по Смурскому переулку, наполовину вросшем в землю, с ветхой крышей, сырыми, покрывшимися грибком стенами и удобствами во дворе за 200 метров от жилища. Этот дом был признан аварийным еще в 90-е годы, но с распадом СССР почему-то утратил свой статус.

Долгие годы Валентина Егоровна добивалась, чтобы ее дом вновь поставили на учет.

Женщина прошла через несколько судебных процессов, обошла кабинеты всех чиновников, истратила десятки тысяч на переписку с различными инстанциями, независимые экспертизы, перенесла инфаркт, прежде чем дом №20 по Смурскому переулку вновь признали аварийным и подлежащим немедленному расселению.

К сожалению, хлопот это решение Валентине Егоровне не убавило – пенсионерка, завершив одну войну с чиновниками, включилась во вторую. С тех пор как ее дом был признан аварийным, прошло несколько лет, но в судьбе пенсионерки ничего не изменилось – она по-прежнему живет в «ветхой землянке», получая отписки властей, что для ее отселения места нет.

В 20-ом квартале Заводского района достаточно много домов, признанных аварийными и подлежащими расселению. Здешние виды печальны: рассыпающиеся дома, дырявые крыши, ветхие лестницы в подъездах, обвалившиеся балконы и безрадостные жители, исправно получающие за всё это «великолепие» счета от управляющей компании. Парадокс: дом №8 на 1-ом проезде Энергетиков, на вид не отличающийся от прочих аварийных «соседей», по каким-то причинам таковым признан не был. Не один десяток лет находятся в аварийном состоянии и дома №5 по улице Рабочая и №12 по улице Провиантская, но официально были признаны таковыми лишь два-три года назад. Однако официальный статус не решил проблем жильцов. Неисправное печное и газовое оборудование, трухлявые перекрытия, стены, лестничные марши, обрушившиеся потолки и проваленные полы, затопленные подвалы – вот далеко не полное описание того, в каких условиях живут здесь люди. “На все наши обращения нам отвечают, что дома признали аварийными после 2012 года, поэтому в федеральную программу переселения мы не вошли и уже войти не сможем. Других программ нет, маневренный фонд или какую-то альтернативу нам не предлагают”, – описывают общие для всех проблемы аварийных домов проблемы жителей дома №5 по улице Рабочая. В поселке Елшанка Ленинского района реализуется уникальный благотворительный проект. Жители местных бараков, которые по непонятным причинам не вошли в федеральную программу расселения ветхого и аварийного жилья, в будущем году планируют переехать в комфортные квартиры. Для них неподалеку уже возводится новый современный дом – причем, первые средства из личных сбережений вложил спикер Госдумы Вячеслав Володин. О подобном счастье мечтают и жители аварийных домов в Энгельсе по улице Тургенева. Год назад их навещал так же Вячеслав Володин. По улице Тургенева стоят индивидуальные и многоквартирные жилые дома, в том числе 28 бараков в аварийном состоянии, в которых проживает 671 человек. Руководство Энгельсского района представило проект реновации территории, в рамках которого предполагается построить гражданам новые дома вместе с социальными объектами, а высвободившуюся территорию благоустроить. Вот только где на тот момент можно было взять деньги. “Перемены должны быть только к лучшему”, – заявил Вячеслав Володин. Жители дома №10 по улице Театральной Энгельса попали в совершенно противоположную ситуацию. Указанный дом вошел в программу расселения аварийного жилья. Вот только жители с данным решением не согласны! Их дом был признан властями непригодным для проживания и в 2013 году вошел в перечень домов, подлежащих расселению и сносу по федеральной целевой программе. Жильцы узнали о своем новом статусе в 2014 году из информационной таблички-уведомления о сносе, появившейся на стене дома. “Наш дом пригоден для жилья, мы не согласны с тем, что его включили в программу, – возражает одна из жительниц дома №10 по улице Театральной Екатерина Быстрова. – В Энгельсе немало других адресов, где люди действительно нуждаются в улучшении жилищных условий, но они по каким-то причинам в программу переселения не вошли”. Собственники квартир оспаривают в суде решение администрации об аварийности их дома. За 2013-2017 годы по федеральной программе в Саратовской области было переселено 19,2 тысяч граждан из 769 многоквартирных домов общей площадью 320 тысяч квадратных метров. В программу были включены многоквартирные дома, признанные до 1 января 2012 года аварийными и подлежащими сносу. Программа завершилась 1 сентября 2017 года. По итоговым отчетам, ряду регионов не удалось ее выполнить успешно. Среди нарушителей – Тыва, Карелия, Забайкальский край, Саратовская область.

Сперва саратовским властям не хватало денег на строительство новых домов, потом началась привычная спешка, чтобы успеть точно в срок.

Это повлекло за собой новую проблему – зачастую граждане получали жилье со строительными дефектами. Народный фронт сформировал реестр так называемого «нового аварийного» жилья.

К примеру, в него вошли новостройки для переселенцев на улицах Стадионная и Федина в Ершове. 

Их построили несколько лет назад, однако они уже нуждаются в капитальном ремонте. Жильцы жалуются на протекающую крышу, плесень на окнах и дверях, воду в подвальных помещениях.

Чиновникам Саратовской области необходимо делать из этого суровые выводы как в отношении самих себя, так и строителей. Очередной этап переселения граждан из аварийного жилья, о старте которого объявят уже совсем скоро, не должен приводить к появлению «нового аварийного жилья».

на наш инстаграм: в нем публикуются только самые интересные новости!

Нашли ошибку на странице?
Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://saratov24.tv/news/programmu-pereseleniya-iz-vetkhogo-i-avariynogo-zhilya-prodlyat-eshche-na-neskolko-let/

«Администрация хочет, чтоб мы исчезли»

Расселение аварийного жилья в саратове последние новости 2018 год

В ближайшие семь лет аварийных домов в стране станет в три раза больше. По подсчетам фонда содействия реформированию ЖКХ, сейчас 750 тысяч россиян обитают в непригодных для жизни зданиях общей площадью 12,6 миллиона квадратных метров. К 2025 году цифра вырастет до 42 миллионов квадратов.

По оценке фонда, такие объемы не соответствуют возможностям бюджета. По программе расселения с 2008 года новые квартиры получили 678 тысяч человек, снесено 10,6 миллиона квадратных метров трущоб. Бюджетам всех уровней это стоило 416,6 миллиарда рублей.

Программа должна была завершиться в 2017 году, но некоторые регионы не выполнили обязательств до сих пор.

В Саратове одни горожане протестуют против объявления их домов аварийными и не согласны переселяться даже под угрозой поджога. Другие борются за этот статус десятилетиями, но не могут добиться новых квартир.

Возгорание и подозрения

В подъезде пятиэтажки № 26а на улице Пономарева нас встречают бдительные жильцы: спрашивают, в какую квартиру и по какому делу направляемся. У местных жителей есть причины не доверять незнакомцам. Два месяца назад здесь произошел странный пожар.

«Это было утро воскресенья. На улице дождь. В 6.00 слышу — собака чихает. Открыла дверь в туалет, а из-под пола дым валит, — вспоминает жительница первого этажа Ирина. — Вот здесь, на детской площадке, соседи стеной стояли: с вещами, с детьми, с кошками. Кто успел одеться, а кто в пижаме выскочил».

Подвал тушили четыре машины. По словам Ирины, последний пожарный расчет уехал около 14.00. Помещение было разделено на клетушки, в которых жильцы хранили старую мебель, материалы для ремонта, зимние шины и т.д.

Вход в подвал закрыт металлической дверью. Ключи хранятся у одного из жильцов, выдаются только своим по расписанию.

Соседи рассказывают, что видели двух мужчин, которые бросили что-то в подвальное окно и быстро уехали.

ИА «Свободные Новости»

МЧС передала материалы в полицию. «Дело закрыли. Написали: дом горел только 30 минут, разрушений и жертв нет. И все», — разводят руками собеседники.

Как рассказали жильцам соседи по району, в то воскресное утро с разницей в полчаса загорелись четыре дома. Пострадавшие подозревают, что кому-то из строителей понравилась эта территория: центре Заводского района, с подведенными коммуникациями.

«Коммерческие» поджоги в Саратове не редкость («Новая» рассказывала об этом еще в № 49 от 10 июля 2008 г.): в 2000-х отмечалось до двух десятков случаев в год. Обычно от самого быстрого способа расчистки стройплощадок страдали обитатели ветхих зданий и частного сектора.

Еще ни разу в городе не решались выжигать пятиэтажки.

Жители поставили на подвальные отдушины частые решетки и начали оборону. Штаб — на третьем этаже у активистки Судьиной. Крохотную кухню хрущевки занимает стол, заваленный перепиской с инстанциями. В углу — древняя двухконфорочная плита. На стене — проводное радио. Подоконник плотно уставлен горшками с алоэ и геранью.

ИА «Свободные Новости»

Раиса Константиновна приехала в Саратов из Москвы в 1957 году строить химкомбинат.

В 1962 году Судьиной дали комнату площадью 10,5 метра в хрущевке № 26а на улице Пономарева (вторую половину двушки, то есть зал площадью 15 метров, занимал бухгалтер с женой и двумя детьми).

Напротив появился дом № 26, построенный заводом щелочных аккумуляторов. Слева — № 22, куда заселили рабочих завода зуборезных станков. Все три здания были сооружены по одному проекту.

Сейчас соседние пятиэтажки признаны аварийным. Дом № 26а статуса не имеет. «Несмотря на это, представители застройщика намекали на наше вынужденное переселение», — пишет Судьина в обращении к спикеру ГД Вячеславу Володину.

По программе расселения аварийного жилья саратовцев отправляют в микрорайоны на окраине города, где не хватает больниц, общественного транспорта и даже магазинов («Новая» рассказывала об этом в № 45 от 28 апреля 2017). Как пишет Судьина, «если люди отказываются переехать добровольно, применяются более жесткие методы убеждения»:

«Прошу вас от имени жителей прекратить произвол администрации города, Заводского района и застройщиков: насильственное выселение в степь с поджогом и разрушением домов несогласных».

Неожиданно пошел под снос

«Посмотрите на нашу кирпичную кладку: гладенькая, как яичко! Карнизные плиты ровные. Цоколь четыре года назад оштукатурили. Ни одной трещины не появилось. Значит, здание не шевелится, — гладит теплую стену житель дома № 22 Владимир Карасев. — Все целое, кроме окон». На всех этажах пустые проемы с остатками вырванных рам.

Стены подъезда покрашены голубой краской. Над верхней лестничной площадкой — белый потолок, гладкая штукатурка. Потеков нет, значит, крыша крепкая. Толкаю дверь квартиры на пятом этаже. В окно без стекла с писком влетают ласточки. Перед балконом колышутся верхушки ясеней. Перила срезаны мародерами. Голова кружится.

В 2013 году на собрание жильцов приехали прокуроры. Спросили: «Вы знаете, что ваш дом аварийный и будет снесен?» «Я сорок лет работал в строительстве. Был начальником управления треста № 1.

Я таких три дома сдал, все слабые места знаю.

И я ответственно заявляю: никаких признаков аварийности здесь не было!» — Владимир Иванович отбивает каждое слово ладонью, хлопая по толстой зеленой папке с документами.

Независимая экспертиза пришла к выводу, что износ здания не превышает 30 процентов. Карасев обратился в полицию и прокуратуру с просьбой проверить подлинность акта об аварийности от 1998 года, представленного районной администрацией.

Правоохранительные органы не увидели ничего странного в бумаге, о существовании которой никто из жильцов не подозревал в течение полутора десятков лет. Гражданский суд не стал рассматривать дело в связи с истечением срока давности.

По словам Владимира Ивановича, жильцы до последнего не верили, что дом всерьез решили снести.

«За последние четыре года на свои деньги заменили водопровод, канализацию, отопление. Хотели в подъезде пластиковые окна поставить, уже строку в платежку внесли. Но в 2017-м администрация прислала списки на переселение».

На сегодня из 78 семей в доме остались десять. Администрация подала иск о принудительном выселении, но проиграла. После этого в подвале случился пожар: в то же утро, что и в соседнем доме № 26а.

«Здесь живут люди»

В доме № 26 первый подъезд почти весь черный от копоти. На обгоревшей стене — ярко-желтое объявление, обещающее помощь наркозависимым. На двери последнего подъезда крупными печатными буквами написано: «Здесь еще живут люди. Не беспокоить».

ИА «Свободные Новости»

«За два месяца мы четыре раза горели. Может, бомжи виноваты. Может, земля кому-то нужна», — вздыхают пожилые женщины на лавочке во дворе. Лавочка сложена из старых досок, выброшенных мародерами из разграбленных квартир.

Пенсионерки разливают по чашкам холодную воду. «Спасибо, в соседней трехэтажке разрешают набрать», — Галина Словогородская бережно держит пластиковую бутылку. «У нас всё отключили. Электричество только. На плитке варим. Нас здесь шесть человек.

Ночью по очереди караулим».

Галина Ивановна — бывшая старшая по дому. Живет здесь с 1984 года. Несколько месяцев назад жильцам раздали ключи и записки с новым адресом. Словогородская с трудом (она инвалид первой группы по зрению) добралась через весь город в Солнечный-2.

«Квартира на первом этаже. Фундамент очень низкий, окна вот так начинаются, — собеседница проводит рукой на уровне пояса. — В комнате сыро. По стенам конденсат течет, на полу лужа, двери перекосились. Ванна расколота».

Помочь пожилой женщине с ремонтом никто не может — ее сын, офицер ракетных войск, умер. «Я в одну администрацию обращалась, в другую. Трем депутатам написала. Реакции ноль». Словогородская вернулась в свою хрущевку.

У ее соседок похожие истории. Всем им сильно за семьдесят.

Пользоваться своим новым жильем, при строительстве которого были освоены огромные суммы (российская программа расселения аварийного фонда обошлась бюджетам всех уровней в 416,6 миллиарда рублей), они не могут.

Непросто быть памятником

В ванной дома № 12 на улице Провиантской две огромные дыры — в полу и в потолке. Через нижнюю дыру видны кеги в пивной, работающей на первом этаже. Через верхнюю — толстенные бревна, поддерживающие крышу.

«Вечером мне под ноги упал кирпич. Я подняла глаза и увидела, что печка просела и покосилась на 20 сантиметров», — рассказывает жительница дома Виктория.

Теперь то, что было газовой печью, лежит горой кирпича в подвале.

ИА «Свободные Новости»

Печка — не первое, что развалилось в доме 1861 года постройки! По деревянной лестнице с вытертыми добела ступенями спускаемся к пожарному выходу. В темноте журчит вода. Пахнет баней. Вика включает фонарик на телефоне: оказывается, из кирпичной стены бежит ручеек. За стенкой — электрощит. Чтобы на него не падала облупившаяся дранка, под потолком натянут полог из полиэтилена.

Слева арка из красного кирпича и кованые двери с навесным замком. «Здесь раньше была конюшня, слуги жили», — объясняет Виктория. Особняк принадлежал председателю земской управы Александру Юматову.

Александр Дмитриевич придерживался гуманистических взглядов, полагая, что «священник, учитель и врач должны быть непременно доступны каждому жителю губернии, в каком бы отдаленном селении он ни пребывал».

Нынешним жителям дома заслуги бывшего владельца доставили немало неприятностей.

ИА «Свободные Новости»

В отличие от жителей с улицы Пономарева, обитатели двухэтажки на Провиантской (это коммуналка на 32 комнаты) с 1980-х боролись, чтобы здание признали непригодным для жизни и расселили.

В 2014 году, когда чуть не рухнул эркер над центральным входом, межведомственная комиссия, наконец, присвоила дому статус аварийного. Вот тут-то жильцы и узнали, что их развалюха — памятник.

Оказывается, еще в 2001 году по приказу областного министерства культуры дом Юматовых был объявлен «вновь выявленным объектом культурного наследия».

По закону памятники, даже аварийные, сносить нельзя. Их можно только реконструировать. По Жилищному кодексу это обязанность собственников.

«Вас для того и сделали памятником, чтобы не расселять! Разве я довел до этого состояния? Откуда я деньги на ремонт возьму?» — молодой мужчина в майке с орлом наседает на пенсионерок в кухне. Заметив фотокамеру и блокнот, принимает цивилизованный вид. Это директор управляющей компании ООО «Сервис-дом» Иван Сальников.

Иван Александрович объясняет, что в январе 2016 года нечаянно выиграл конкурс на обслуживание коммуналки на Провиантской: «Дома идут одним лотом. Десять нормальных плюс двадцать таких». В январе 2017-го договор закончился.

Но новый конкурс никак не проведут, и «администрация обязывает нас продолжать обслуживание». По статье « жилья» обитатели аварийного здания платят 4,62 рубля за квадратный метр. Этих денег «не хватает ни на что».

Областной фонд капитального ремонта (жители региона должны перечислять туда 1,1 миллиарда рублей взносов ежегодно) не финансирует работы на аварийных объектах.

За два года прокуратура и жилищная инспекция наложили на директора Сальникова 280 тысяч рублей штрафов за плачевное состояние дома № 12. Иван Александрович понимает, кто станет крайним, если здание все-таки обрушится.

«В доме 12 детей. Как их теперь купать? А если кто-то в дыру провалится?» — идет в наступление Вика. Оглядываясь на корреспондентов, управдом отвечает почти ласково: «Купите два листа фанеры, чем толще, тем лучше. Мы дранку обшибем, фанеру приделаем. А вы ее потолочными плиточками заклеите».

ИА «Свободные Новости»

Жить нельзя выселить

В № 56 от 30 мая 2018 «Новая» рассказала о саратовском общежитии на проспекте Строителей. В день инаугурации, когда президент обещал улучшение жилищных условий для пяти миллионов семей в год, обвалилась часть здания, где находились душевые и туалеты. Администрация Ленинского района заявила, что в доме можно жить, и после двухмесячного ремонта люди должны сюда вернуться.

После скандала в прессе чиновники передумали. Межведомственная комиссия признала общагу аварийной.

Районная администрация обязана предоставить новое жилье, но только тем, кто пользовался комнатой на условиях социального найма (среди 100 семей таких единицы).

Помогут ли власти остальным? «Новая» пыталась задать этот вопрос первому заместителю районного главы Дмитрию Чубукову, ответственному за общежитие. Застать чиновника на рабочем месте не удалось.

Бывшие жильцы третий месяц находятся в санатории «Сокол», куда их отвезли после обрушения. «Нам сказали, что здесь можно остаться не дольше полугода, — говорит одна из пострадавших Надежда Родионова.

— Велели вывезти мебель и вещи, которые остались в общаге, охраны больше не будет. А куда вывозить, куда самим идти? У нас нет другого жилья. У большинства соседей тоже.

Администрация просто хочет, чтобы мы исчезли».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/18/77208-administratsiya-hochet-chtob-my-ischezli

Прокуратура ищет ветошь

Расселение аварийного жилья в саратове последние новости 2018 год

В Саратовской области ожидается пересмотр объемов аварийного жилья Коммерсантъ (Саратов)  №47  от 19.03.2019

В Саратовской области может значительно увеличиться количество аварийных домов. Ожидается, что это произойдет после ревизии жилищного фонда, инициатором которой выступила областная прокуратура.

Поводом к «переписи» ветхих объектов послужило обрушение стены многоквартирного дома на улице Измайлова в Ленинском районе.

Общественники отмечают, что за последний год количество официально признанного аварийным жилья и так выросло на несколько сотен, а депутаты предполагают, что затраты на его расселение, которые понесет муниципальный бюджет, будут огромны.

В Саратовской области будет проведена ревизия жилых домов, подлежащих признанию аварийными и сносу. Инициатором процедуры выступил прокурор региона Сергей Филипенко.

Указание провести ревизию он дал после обрушения кирпичной кладки стены дома № 3 на улице Измайлова в Саратове, которое произошло в минувшее воскресенье. Известно, что дом был построен в 1961 году.

Аварийным он не признан, хотя в начале 2018 года прокуратура Ленинского района обращалась в суд с иском о признании незаконным бездействия администрации и возложении на нее обязанности по инициированию процедуры по признанию дома аварийным и подлежащим сносу.

Эти требования решением суда от 18 апреля прошлого года были удовлетворены. Чиновники заказали обследование специализированной организации, по заключению которой в доме на Измайлова возможно проведение капитального ремонта.

По данным прокуратуры Саратовской области, в регионе на конец 2018 года насчитывалось 1139 домов и жилых помещений, признанных аварийными, в которых проживают 26813 граждан. При этом состояние еще 600 домов фактически аварийное, но официально они таковыми не признаны.

«В рамках программ переселения граждан из аварийного жилищного фонда с 2008 года расселены 936 многоквартирных домов, в которых проживали 28,7 тыс. человек, 609 домов снесены, из них 162 снесено в 2018 году.

В отношении 545 граждан, проживающих в 281 аварийном жилом помещении в 180 многоквартирных домах, ведутся судебные споры, идут процессы вступления в наследство, поиска собственников»,— уточнили в областном надзорном ведомстве.

В Саратове аварийными признаны 730 домов, в которых проживают 19009 человек. Количество домов, фактически аварийных, но таковыми не признанных, составляет 489. В суды направлено 30 исков с требованием признать их аварийными и подлежащими сносу.

В ноябре прошлого года глава комитета ЖКХ администрации Саратова Александр Мышев говорил, что на расселение всех аварийных домов областного центра требуется порядка 7 млрд руб., что составляет половину бюджета Саратова (14,2 млрд руб.). Он предположил, что количество аварийных домов в Саратове «наверное, в два-три раза больше» официальных данных.

Сопредседатель Союза жителей аварийных и ветхих домов города Саратова Сергей Перепеченов считает, что официальное количество аварийных домов в областном центре соответствует фактическому.

«В апреле прошлого года эта цифра составляла немногим более 400, через несколько месяцев доросла уже до 500, а к концу года превысила 700. Я не знаю, с чем это может быть связано. Не исключено, что чиновникам был дан “зеленый свет” по признанию домов аварийными.

Возможно, несколько упростилась процедура или, наоборот, ужесточились “санкции” за торможение этого процесса»,— предположил он.

https://www.youtube.com/watch?v=0MXwBYYnLAo

Депутат Саратовской гордумы Евгений Чернов («Единая Россия») говорит, что ранее существовали сдерживающие причины, по которым город не торопился признавать фактически ветхие дома аварийными.

«Вопервых, это давало право жителям требовать предоставления жилья взамен подлежащего сносу, а также обращаться в различные инстанции, в том числе судебные, с заявлением о предоставлении им жилья в первую очередь, что, как следствие, негативно отражалось на бюджете.

Сейчас город заинтересован в том, чтобы знать реальное количество таких домов. Да, конечно, их расселение ляжет на плечи муниципального бюджета, но объективные данные важнее.

Пока, до проведения ревизии, сложно точно сказать, какая сумма потребуется на расселение аварийных домов, но очевидно, что она будет огромной»,— уточнил господин Чернов.

Основную причину большого количества подлежащего сносу жилья Сергей Перепеченов видит в отсутствии капитального ремонта в течение долгих лет. «Я проживаю в доме, которому порядка 130 лет. Нам повезло — наше жилище за всю его историю ремонтировали дважды: в начале 1960х годов и в начале 1980х годов.

Это был именно капитальный ремонт: перекрывали крышу, меняли дверные и оконные проемы, где могли, ремонтировали фундамент.

Но большинству домов старой постройки в Саратове не повезло — их вообще капитально не ремонтировали, поэтому состояние жилищного фонда, которому от 50 лет и больше, удручающее»,— заметил господин Перепеченов.

Марина Ковалева

Источник: http://saratov.bezformata.com/listnews/prokuratura-ishet-vetosh/73606294/

Программу по переселению людей из аварийных домов запустят с 2019 года

Расселение аварийного жилья в саратове последние новости 2018 год

Сколько сейчас людей живет в аварийных домах? Могут ли они отказаться переезжать в построенное для них жилье и потребовать денежной компенсации? На эти и другие вопросы наших читателей на “горячей линии” в “РГ” отвечал заместитель генерального директора государственной корпорации – Фонда содействия реформированию ЖКХ Олег Рурин.

Олег Станиславович, в редакцию пришли десятки вопросов читателей о том, что будет с многоквартирными домами, признанными аварийными после 2012 года?

Олег Рурин: Пока условия переселения и финансовой поддержки таких региональных программ не определены. По поручению президента, которое было дано на Госсовете в мае прошлого года, до 1 июля этого года соответствующий законопроект должен быть внесен в Госдуму.

Со следующего года планируется запуск новых механизмов, нового большого этапа реализации госпрограммы переселения граждан из аварийного жилищного фонда, признанного таковым уже после 1 января 2012 года. А новые программы должны начаться с 1 января 2019 года.

В аварийных домах сейчас проживают 724,46 тысячи человек. Все они должны быть расселены по региональным и муниципальным адресным программам. Только в этом году на эти цели будет направлено 20,53 миллиарда рублей.

Рурин: Темпы признания домов аварийными нарастают на 4-5% ежегодно

Как поменять развалюху

Софья Сергеевна Расулова, Энгельс Саратовской области: наш двухэтажный дом 1956 года постройки, с деревянными перекрытиями, держится на кирпичных подпорках, в квартирах трещины. Администрация обещает, что этот дом признают аварийным до 1 июля 2018 года. Есть ли шанс попасть в программу переселения?

Олег Рурин: Есть, но формат этих программ, условия переселения и другие условия будут определены только в середине этого года.

Придется дождаться новых правил и внесения соответствующих поправок в Жилищный кодекс.

Предлагаю после принятия нового закона еще раз встретиться и разобраться, каковы будут эти новые условия, что делать, куда обращаться и какая появится возможность улучшения жилищных условий.

Если дом признан аварийным, можно ли рассчитывать получить взамен аварийного жилья равноценную по площади квартиру во вторичном фонде?

Олег Рурин: Возможность такая есть. Но этот вопрос необходимо согласовывать в муниципалитете. Если можно за сопоставимые деньги найти вторичное жилье и при этом не потребуется дополнительное расходование бюджетных средств, почему нет?

Другой вариант – договориться, например, о процедуре выкупа жилья в аварийном доме. И, соответственно, использовать эти деньги самостоятельно уже для приобретения квартиры во вторичном жилом фонде.

Юрий Александрович Петушевский, Гатчина: Наш дом комиссия обследовала в начале этого года, но жители до сих пор не могут узнать, признан он аварийным или нет. Как узнать?

Олег Рурин: Юрий Александрович, чтобы узнать, признан ли дом аварийным, заходите на сайт – Реформажкх.ру. В разделе “Переселение граждан” выбираете “аварийный жилищный фонд, признанный после 1 января 2012 года”. Там увидите вкладку с перечнем регионов.

Находите свое муниципальное образование и перечень домов, которые признаны аварийными. Они у нас учтены поштучно. Также можете через опцию “поиск” ввести свой адрес и сразу найдете ваш дом.

На этом официальном ресурсе собрана вся информация по всем аварийным домам в стране, со всеми характеристиками, с реквизитами актов и датами о признании домов аварийными, с количеством людей, ожидающих переселения и т.д.

Вы сталкивались с такими случаями, когда местной власти выгоднее не включать дом в программу капремонта, а признать его аварийным и расселить?

Олег Рурин: Считаю, что если местные власти идут на этот шаг, то это по-хозяйски рачительно.

В чем смысл вкладывать, к примеру, половину от стоимости нового жилья в ремонт дома, который через 5-10 лет все равно будет признан аварийным? Напомню, в капремонт входит обновление фасада, инженерных систем, кровли, лифтов. Все остальное, тот же фундамент, не меняется.

Поэтому если вовремя провести хороший ремонт, то можно на время продлить ресурс дома. Но если 50 лет никаких работ не проводилось, то “косметикой” делу не поможешь.

Инфографика “РГ”: Леонид Кулешов/ Ольга Бухарова

Пока кирпич на голову не упадет

Для регионов проблемы, возникающие с проведением капремонта, очень чувствительны. Они интересуют практически всех наших читателей – от Калининграда до Владивостока. Максютова Флюра Ахияровна спрашивает: должны ли мы платить за капремонт дома, если он заселен только в октябре 2014 года?

Олег Рурин: Обязанность по уплате взносов на капитальный ремонт у собственников в многоквартирном доме возникает не позднее чем через пять лет с даты включения этого дома в региональную программу капремонта.

Более конкретно выяснить, когда начинать оплачивать взносы на капремонт, нужно в местных органах власти.

Какой смысл вкладываться в ремонт дома, который через 5-10 лет будет признан аварийным

Людмила Рута, Советск Калининградской области: дом № 16 по ул. Пушкина был построен в 1908 году. Сейчас здание находится в ужасном состоянии: кровля протекает, квартиру регулярно заливает.

Печные трубы на крыше настолько разрушены, что кирпичи падают на асфальт. Неоднократно обращалась в администрацию муниципалитета включить дом в программу капитального ремонта. В ответ – отписки.

Есть ли шансы ускорить этот процесс?

Олег Рурин: Информацию о том, включен ли многоквартирный дом в региональную программу капремонта, легко можно проверить на официальном ресурсе: Реформажкх.ру в разделе “Капитальный ремонт”. Все многоквартирные дома учтены, по каждому указаны виды и сроки проведения работ.

Но в региональную программу капитального ремонта не включаются дома, физический износ основных конструктивных элементов (крыша, стены, фундамент) которых превышает 70 процентов или в которых совокупная стоимость услуг и работ по капремонту не вписывается в нормативы. При этом региональные власти должны решить вопрос: сносить или реконструировать эти дома, законодательство обеспечивает жилищные права собственников и нанимателей жилых помещений.

От балка до дворца

В нашей жизни нет ничего более постоянного, чем временное. И этот вопрос, наверное, волнует многих живущих сегодня в балках. Основная проблема в Югре и на Ямале – это переселение из вагончиков, в которых многие “строители коммунизма” живут еще с 70-х годов прошлого века.

Пожилая учительница как-то дозвонилась до главы государства и пожаловалась, что вагончик, в котором полвека живет ее семья, насквозь промерзает в 40-градусные морозы. Власти на местах пытаются решить эту проблему, но она еще далека от разрешения.

Может, у вас есть какой-то рецепт ее решения?

Олег Рурин: Мы этой проблемой не занимались, хотя она нам известна. Дело в том, что эти вагончики не являются жилищным фондом, они официально не относятся к жилым домам.

И, соответственно, не ведется статистики, сколько в них проживает граждан.

Поэтому очень тяжело отличить вагончик, в котором живут уже несколько десятилетий, от какого-то приспособленного помещения, которое возникло совсем недавно.

Этой проблемой занимаются на местном уровне. Насколько знаю, в Югре на ее решение выделяются значительные объемы финансирования. В том числе организован учет нуждающихся в переселении.

Что касается промерзающего балка, то, наверное, можно и самим жильцам позаботиться об утеплении своего жилища. Когда даже на подобные вопросы должно искать ответы только государство, это не совсем справедливо.

Почему аварийное жилье появляется быстрее, чем расселяется

Ольга Штраус, Санкт-Петербург: ежегодно от 100 до 300 бывших доходных домов в Северной столице, где сейчас многоквартирные дома, приходят в негодность.

Возникает проблема: исторический центр Петербурга на 90 процентов состоит из объектов культурного наследия, которым требуется реставрация. А это в отличие от ремонта совсем другие деньги.

Предусмотрено финансирование подобных работ из средств фонда?

Олег Рурин: О каких-либо целевых программах, финансирующих реставрацию объектов культурного наследия, по крайней мере относящиеся к деятельности фонда или минстроя, мне неизвестно.

В Северной столице один из самых низких показателей в стране по размеру взноса на капитальный ремонт. Программа капитального ремонта в Санкт-Петербурге в значительной степени реализуется за счет средств городского бюджета.

Соответственно, распределение этих средств между обычными видами ремонта и специальными видами работ, в том числе и реставрационного характера, это прерогатива города.

Вопрос лишь в соотношениях в распределении этих средств, приоритетов по домам различных групп.

Стоимость реставрационных работ в три и более раз дороже обычного капремонта, она требует больших вложений. Сомневаюсь, что в ближайшие годы может возникнуть какая-либо целевая программа, выходящая за рамки большого капремонта, который идет сейчас по всей стране.

Ключевой вопрос

Ирина Борисовна, Екатеринбург: в доме 1978 года постройки нет технической возможности установить индивидуальные приборы учета тепла. Есть только общедомовой счетчик. Подскажите, как в таких домах сэкономить на коммунальных платежах?

Олег Рурин: На самом деле индивидуальные счетчики не являются панацеей в решении вопроса экономии платы за тепло. Представьте, что всем поставили счетчики. Если у вас квартира находится в середине дома, то вы будете платить примерно вдвое меньше, чем жильцы угловой квартиры.

Во-вторых, если вы уехали на долгое время в другой город и на время своего отсутствия закрутили все свои батареи. Это приведет к тому, что стены соседних квартир станут холоднее. И ваши соседи вынуждены будут прибавить тепло на своих отопительных приборах и больше за это платить.

Гораздо больший эффект могут дать мероприятия, проведенные во всем доме. Это установка общедомовых узлов учета и управления погодного регулирования, модернизация системы отопления в том случае, если она недостаточно эффективна. Даст эффект и утепление отдельных частей дома – фасадов, лестничных клеток и т.д.

Общедомовые мероприятия более эффективны, чем иллюзия экономии в каждой отдельной квартире.

Вы имеете ввиду обычные дома или те, что сейчас возводятся с уже установленной системой индивидуального учета и обогрева?

Олег Рурин: Далеко не всегда эти системы регулирования одновременно учитывают затраты на обогрев помещения. Между тем даже общедомовые счетчики установлены далеко не в каждом многоквартирном доме. И, кстати, они дают очень большую экономию по затратам ресурсов.

На основании наших расчетов определили перечни домов, где установка этих общедомовых приборов может дать экономию, обеспечивающую окупаемость инвестиций в течение года-двух.

По реализуемой сейчас фондом программе энергоэффективного капитального ремонта многоквартирных домов мы считаем, что это мероприятие является ключевым.

Источник: https://rg.ru/2018/05/14/programmu-po-pereseleniiu-liudej-iz-avarijnyh-domov-zapustiat-s-2019-goda.html

Императив
Добавить комментарий