Колония строгого режима в иркутске

«Город изнутри»: Колония строгого режима – приходите к нам ещё!

Колония строгого режима в иркутске

Кирилл Фалеев Кирилл Фалеев

И только потом, оборачиваясь, уже разомлевший от природной красоты, ты идёшь прямиком в колонию строгого режима для впервые осуждённых №19: видишь и бетонный забор, и колючую проволоку, и серьёзные лица работников ГУФСИН – всё как положено.

Девятнадцатая – самая молодая мужская колония строгого режима в Иркутской области, была открыта в посёлке Маркова в 1970 году – заключённые строили Ново-Иркутскую ТЭЦ. Потом осуждённые ещё сооружали комплекс зданий областной клинической больницы, завод кристаллического кремния в Шелехове, воссоздали сторожевую башню Илимского острога для музея «Тальцы» и многое другое. Сейчас ИК-19 – один из крупнейших в регионе производителей кованых изделий

Через пропускной пункт исправительного учреждения проходили вчетвером – две девушки плюс двое мужчин — я, сотрудница пресс-службы ГУФСИН, фотограф и сопровождающий от колонии. Женской части команды выдали по тревожной кнопке, которые надо нажимать в случае угрозы нападения, а мужчинам велели присматривать за обстановкой.

«Если её нажать, то к месту сигнала отправится отряд быстрого реагирования, но уверен, до этого не дойдёт» — успокоил сопровождающий Александр, и мы отправились в путь: в отдраенные до блеска жилые корпуса заключённых, наполненные рабочими производственные цеха, местный клуб культуры, где нам исполнили что-то из «Арии» и показали копию «Мадонны» Сальвадора Дали.

Жизнь, как она есть

Пребывание в колонии у каждого заключённого начинается с «карантина». Он представляет собой отряд из новичков, который недели две полностью изолирован от общения с другими заключёнными. Только-только поступившие знакомятся между собой; с ними работают психолог, сотрудники учреждения, рассказывают, куда они попали и как здесь устроен быт.

Домик в два этажа – со спальней, кухонькой, умывальными… «новобранцы» разговаривают неохотно, с нахальцой, но, в целом, смирные.

«Они пока даже не понимают, куда попали и что случилось. Поэтому такие необщительные – боятся. Потом привыкнут. С ними сейчас работают – выясняют, где они здесь могут пригодиться, что вообще умеют делать», — пояснил Александр.

В других жилых корпусах всё, в общем-то, одинаково – рядами стоят койки в два яруса, заправленные без единой складочки, отливают глянцем покрашенные в коричневый чистые полы, в комнате отдыха за просмотром телевизора сидят по несколько осуждённых, остальные в утренние часы на работе – в цехах или учатся.

Примечательно, что в корпусах есть свои кухни. Александр пояснил, что там есть холодильник, микроволновка, но нет плиты – готовить запрещено. Что ж, вероятно, живущие там мужчины просто асы в приготовлении блюд в микроволновке.

Осуждённые в свободное время занимаются кто чем – кто-то телевизор смотрит, кто-то картины рисует, правда таких не очень много. Есть спортсмены. Несколько лет назад все региональные СМИ писали, что в этой колонии появились занятия йогой. Что ж, может быть за несколько лет там целое практикующее сообщество образовалось?

Как рассказал один из заключённых, йога не получила популярности в стенах колонии – идейный вдохновитель освободился, затем перестала приезжать тренер, а осуждённые сильно не настаивали.

«По йоге у нас было два талантливых человека, которые ей занимались. На них двоих держалась вся группа. Потом один ушёл, освободился – в прошлом был мастером спорта СССР международного класса.

Он до сих пор практикует, преподаёт. По Иркутску дипломированных преподавателей-йогов такого класса, как он, нет.

А обучался он здесь по книгам и с тренером, когда она ещё ходила», — пояснил Александр.

Прямиком из жилых, под чуть ли не хором сказанное «Всего вам доброго, приходите к нам ещё!» мы отправились в цеха – раскалённый докрасна кузнечный и деревообрабатывающий, пахнущий свежераспиленным лесом.

Кузнецы и деревообработчики

По дороге Александр рассказал, что в колонии порядка 1,1-1,2 тысячи осуждённых, сидят они долго – до 25 лет, в основном, это убийцы и члены организованных преступных группировок.

Как и везде, тут своё общество – есть бедные и богатые, смелые и трусливые, грамотные с несколькими высшими образованиями и совершенно неспособные правильно написать свои имя и фамилию.

Никуда пока не делись все эти расслоения в обществе заключённых, статусы, о которых, по какой-то неведомой причине, знают даже школьники, но есть и изменения.

«Меняется колония, конечно. Цивилизованнее стало здесь, что ли. Есть люди, которые ничего не хотят – ни работать, ни учиться – а это, конечно, деградация. Что сказать о службе здесь… были те, кто не смогли – один день, и увольнялись.

Приходят – им рассказываешь, что это строгий режим, особые преступники. Выйдут на ежедневную проверку – а там стоит вся зона, все 1,2 тысячи человек. Это давит морально. Смотрят они на них и представляют, что всё это преступники… А если задуматься, сколько ещё преступников на свободе ходит.

Мы же их не боимся?» — делится размышлениями собеседник.

Тем временем мы уже открыли двери кузницы – в сумеречном помещении пахнет сваркой, в углах цеха заключённые в защитных масках обрабатывают железо – искры летят во все стороны. В кузнечной всё как положено: печь, молот, много железа и кузнец, стучащий по раскалённому металлу. Как пояснил спутник, скорее всего, он куёт что-то для камина.

Выяснилось, что ограждения на автодороге по улице Байкальской, кованые подставки под цветы, урны и узорчатые украшения лавочек в Иркутске – дело рук осуждённых 19-й колонии. Кроме того, городские указатели по достопримечательностям – тоже их работа.

Поговорить в этом цехе ни с кем не удалось – мужчины были заняты реальной, тяжёлой и требующей полной самоотдачи работой. Да и как, позвольте, подойти к человеку, от которого на метр вокруг рассыпаются искры? Ну уж нет – мы отправились в деревообработку.

Шагая по мягким опилкам, под звуки жужжащей электропилы мы добрались до цеха. Осуждённые тут делают срубы для домов, строгают доски – в этом месяце они вплотную заняты созданием больших, круглых бобин, на которые позже будут наматывать кабель.

«В день по 30 штук таких делаем!» — хвастается рабочий, ведя рукой по деревянной поверхности и показывая, как пойдёт линия спила.

Смена тем временем уже заканчивалась, мужчины чистили веником сапоги, готовились к обеду. На прощание, заключённые вновь пожелали нам вернуться, а Александр рассказал, что прораб на этом участке – человек необычный, награждённый орденом мужества в годы войны в Чечне.

К слову, на минуточку мы заглянули и в столовую, чтобы посмотреть, что у осуждённых на обед.

Щас спою!

После сытного обеда, по закону Архимеда полагается… нет, не поспать. Трудящиеся и обучающиеся мужчины вернутся на рабочие места. А мы пойдём в местный Дом культуры – там как раз репетирует музыкальная группа.

Три гитары, синтезатор, барабаны и вокал – шесть человек на сцене исполняют медленную чуть с хрипотцой песню в жанре шансон. По просьбе журналистов, музыканты согласились исполнить и композицию из репертуара «Арии». Как признался сам солист, раньше очень любил петь «Штиль», но потом что-то надоело.

Александр рассказал, что барабанщик группы – человек уникальный в своём роде, умеет играть на всех инструментах, а солист раньше был отъявленным бандитом: «Хулиган из хулиганов был – 209-я статья, ОПГшник в прошлом, а потом в клубе себя нашёл».

На втором этаже Дома культуры нам показали небольшую художественную мастерскую. Прямо над входом на стене единолично красуется копия работы Сальвадора Дали «Мадонна».

«Вот эту «Мадонну» – три недели рисовал. Можно и за четыре было – чем дольше – тем лучше, прорисовка больше. Восемь или девять лет рисую, но считаю, что я только начинающий», — рассказывает художник и он же солист группы.

Кирилл Фалеев Кирилл Фалеев Кирилл Фалеев

Оказалось, в шкафу у мужчины целая серия книг по живописи с репродукциями работ классиков.

Путешествие по колонии подходило к концу. Сотрудник пресс-службы ГУФСИН по Иркутской области Юлия Савельева заметила напоследок, что судьба заключённых, при всём видимом комфорте, нелегка. Они отбывают срок на протяжении многих лет – 10,15… 25.

Учатся, приобретают профессию, работают, находят себе какие-то занятия, обретают друзей, привыкают к укладу жизни, и однажды… выходят на свободу. На ту самую, с видом на просторное поле и лес вдалеке. Многие очень боятся именно этого момента – кого-то ведь дома и не ждут вовсе.

Как адаптироваться в изменившемся мире, начать жизнь почти с нуля – все эти вопросы ложатся на плечи освободившегося человека мгновенно, а помочь ему некому.

Екатерина Тимофеева17:39, 29 февраля 2016

Источник: https://ircity.ru/articles/11016/

Внутри колонии: труд и жизнь бывших силовиков

Колония строгого режима в иркутске

Исправительная колония № 3, открытая в 1935 году на окраине Иркутска — в предместье Рабочем, теперь оказалась в самом его центре. От трамвайной остановки до нее пешком несколько минут. Как говорят сотрудники ГУФСИН, территория здесь совсем маленькая, расти вширь колонии некуда, поэтому она растет в высоту: имеющиеся здания постепенно надстраивают.

На территории колонииНа территории колонии

В колонии строгого режима отбывают наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов и судов. В ИК-3 содержатся те, кто осужден впервые.

— Здесь отбывают наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления. Убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, изнасилование, торговля наркотиками в крупных размерах, взяточничество в крупных размерах. В среднем здесь находятся от пяти до 25 лет, — рассказывает начальник колонии, подполковник внутренней службы Анатолий Юдов.

ИК-3 — единственное на территории Сибири и Дальнего Востока учреждение для бывших сотрудников органов внутренних дел. Всего по России работает четыре-пять таких колоний.

— На данный момент учреждение полностью заполнено, даже с небольшим излишком. Много в Российской Федерации бывших сотрудников, совершивших преступления, — поясняет Юдов.

В исправительной колонии сегодня находятся 1220 осужденных. Больше половины из них трудоустроены — 624 человека.

В обувном цехе трудятся 120 человек, работу швейного производства обеспечивают 140 осужденных, 90 человек занимаются деревообработкой.

Как рассказал заместитель начальника колонии Дмитрий Федоров, за девять месяцев этого года от работы всех производств получили доходов на сумму около 141 миллиона рублей.

Выпуск обуви в ИК-3 начали в 1997 году. Учреждение выкупило оборудование у иркутской обувной фабрики «Ангара». Под три цеха с полным циклом производства отвели здание, где раньше занимались деревообработкой.

Обувное производствоОбувное производствоКолодки

За 20 лет работы производство выпустило 1,5 миллиона пар обуви общей стоимостью порядка миллиарда рублей. В год здесь изготавливают 100 тысяч пар. Разработано более 100 моделей обуви. В 2017 году в массовое производство запущены три модели для осужденных мужчин и две модели повседневной обуви, которые поставляют в 17 регионов России.

Сначала нам показали цех, где происходит окончательный этап изготовления обуви. В прошлом году ИК-3 приобрела современную инжекторно-литьевую машину и пресс-формы.

Устаревающее клеепрошивное крепление подошвы заменили на литьевое. Теперь с помощью оборудования выполняют двухслойное литье подошвы.

Обувь на такой подошве долго носится, морозоустойчива, не скользит и максимально комфортна при ходьбе.

Инжекторно-литьевая машина

В сутки на линии можно произвести до двух тысяч пар обуви. Цех начинает работать в 8:00. Работа организована в две или три смены в зависимости от объемов производимой продукции. Продолжительность рабочего дня у осужденных семь часов.

На обувном производстве самые высокие зарплаты — в среднем от 7,5 до 8,5 тысячи рублей в месяц. Те, кто трудится в швейных мастерских, получают порядка 6-6,5 тысячи рублей. Деньги идут на возмещение ущерба потерпевшим и компенсацию государству расходов на содержание, но четвертью зарплаты осужденные могут распоряжаться на свое усмотрение.

По словам Анатолия Юдова, тех, кто занят на производстве обуви, можно назвать трудовой элитой колонии. Попасть сюда стремятся многие, а берут не всех.

В числе обязательных требований аккуратность и исполнительность, желательно иметь техническое образование, ведь работникам доверяют дорогостоящее оборудование. На территории колонии действует училище, осужденные получают удостоверения об освоенной специальности.

Осужденные шьют унты

Андрей Мусаев уже год работает на обувном производстве ИК-3. Начинал с надевания заготовок на колодки, сейчас занимается комплектовкой готовых ботинок.

— Вставляю стельки, каркасы, связываю ботинки между собой веревочкой, чтобы не потерялись при транспортировке. Тут каждая операция по-своему интересна, поэтому не скажу, что нравится что-то одно, — делится он.

В иркутской колонии Андрей отбывает наказание уже четыре года. Осталось еще шесть лет. До того как попал в места лишения свободы, служил по контракту в Алтайском крае. Его осудили по статье 228 УК РФ (незаконное приобретение, хранение и распространение наркотиков. — Прим. ред.).

— Все когда-то ошибаются, — замечает Андрей.

В августе для производства закупили новые пресс-формы и спецмашины. Сейчас их устанавливают и отлаживают. Это позволит приступить к разработке новых моделей рабочей обуви и делать модели с термополиуретановым подноском.

Из цеха готовой обуви поднимаемся в пошивочный цех. Здесь работают около 40 человек. Они собирают верх обуви. Именно с этого помещения в 1997 году начиналось производство. По словам замначальника колонии Дмитрия Федорова, в следующем году планируют создать второй такой цех, что позволит увеличить выход готовой продукции.

У мастера обувного цеха — модельера-конструктора Ирины Манановой — отдельный кабинет. На столе лежат выкройки, стоят колодки и образцы. Сейчас Ирина работает над полуботинками для офицерского состава, обувь запустят в производство в следующем году. Ей нужно обтянуть колодку, обрисовать каждую деталь, после этого сделать образец, потом уже идет подготовка серии.

— Разработка моделей занимает от 45 дней до трех месяцев. Эскизы некоторых моделей мы получаем из Москвы, а уже потом подгоняем их под свои технологии, — объясняет модельер.

— Основной объем обуви, которую производим, реализуется по госконтрактам. Например, для осужденных или для нужд армии. Сертификацию и лабораторные испытания обувь проходит в Москве.

Только потом производство ставят на поток.

В ИК-3 Ирина работает 16 лет. Перешла сюда после закрытия обувной фабрики «Ангара».

— Специфика чувствуется, но работа-то не изменилась, — с улыбкой говорит модельер.

В следующем году на производстве планируют освоить выпуск повседневной обуви, мужской с высоким голенищем, для силовых структур. Запланировано производство женской обуви. В ИК собираются переориентировать часть объемов с внутрисистемных заказов на внутренний рынок страны.

В экспериментальном цехе делают образцы, которые пустят на поточное производство. В смене всего три человека. Вместе с модельером швеи разрабатывают три-пять моделей в течение года.

— Это мужские зимние сапоги, — показывает уроженец Хакасии Дмитрий Топоев. — Они выполнены из натуральной кожи и меха. Такую обувь будем производить для оперативного состава и отправлять в регионы.

В ИК-3 Дмитрий отбывает наказание с 2015 года. Вспоминает, что работать на обувное производство вышел уже через неделю, как оказался здесь.

— У меня армия, МВД, работал в вооруженных силах, во внутренних войсках. Можно не говорить статью? Не убил никого, — отвечает он на наши вопросы.

Последним мы посмотрели участок сборки-затяжки обуви. Николай Грабарь покрывает подошвы полиуретановым клеем. Работает полторы смены: с 8:00 до 19:30. Сначала наносит десятипроцентный состав, после того как ботинок высыхает, сверху покрывает его двадцатипроцентным клеем.

Николай ГрабарьНиколай Грабарь покрывает обувь клеем

— Нужен был человек, попробовал — получилось. Место работы менять не хочу. Хотя оно и вредное, клеем дышишь, но надо же кому-то этим заниматься, — рассказывает осужденный.

В ИК-3 Николай отбывает наказание с марта 2015 года. Его этапировали сюда из другой тюрьмы. Сам он из Магадана. Осужден по части 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. — Прим. ред.). В местах лишения свободы находится с февраля 2014 года, наказание ему отбывать еще больше пяти лет.

Пока мы вникали в тонкости обувного производства, подошло время обеда, который в ИК-3 начинается в 12:00. В столовую осужденные ходят строем.

Под популярную в 90-х песню «Дым сигарет с ментолом», которая играла на улице, мы пошли туда же. На вопрос, какое меню у осужденных, руководство колонии ответило: «Вкусное. Можете снять пробу».

Журналисты вежливо отказались: возможность пообедать в колонии не вызвала у собравшихся особого энтузиазма.

Осужденные собираются на обедОсужденные в столовой

С одной стороны от столовой находится кафе-бар «У Иваныча» (алкоголя в этом заведении, понятное дело, нет), с другой — культурно-досуговый центр «Исток». В актовом зале в это время репетировал местный хор «Наша тройка».

Мужчины в ярких атласных рубахах исполняли со сцены песню «Домик окнами в сад». Как рассказал Анатолий Юдов, в клубе показывают кинофильмы, здесь выступают не только местные любители самодеятельности, но и «гражданские» коллективы.

Есть в ИК-3 зимний сад и клуб аквариумистики.

Напоследок нам показали один из жилых корпусов. Здесь проживают 104 человека. Как правило, отряд формируется по роду деятельности. В спальнях светло и чисто.

В два длинных ряда стоят двухъярусные кровати и тумбочки. На спинках кроватей размещены карточки с фотографией и личными данными осужденного. Порядок в помещениях поддерживают сами осужденные.

В основном те, кто не занят ни в каких производствах.

В клубеВ жилом корпусеВ жилом корпусе

По словам сотрудников ГУФСИН, это единственная в Иркутской области колония, где представлены четыре религии. На территории ИК-3 есть православный и буддистский храмы, мусульманская и еврейская молельные комнаты.

В ИК-3 есть православный и буддистский храмы, мусульманская и еврейская молельные комнаты

Во двор колонии осужденных выводят дважды в день. В 8:00 и 17:00 их считают, чтобы все были на месте. Также на площадке двора проходят культурно-массовые мероприятия. Летом здесь играют в футбол или волейбол, сюда же выходят на утреннюю зарядку.

Автор фото — Зарина Весна

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20171024/prison/

Убийца Немцова прибыл в Иркутск

Колония строгого режима в иркутске

© Глеб Щелкунов/kommersant.ru. Заур Дадаев

12 Янв 2018, 11:34

Еще один осужденный за это преступление Хамзат Бахаев этапирован в Кирово-Чепецк, сообщила «Интерфаксу» адвокат Роза Магомедова.

«Я говорила с Дадаевым. Он находится на карантине в ИК-3 Иркутска, Бахаев — в ИК-11 Кирово-Чепецка», — сказала Магомедова.

Исправительное учреждение ФБУ ИК №3 ГУФСИН России по Иркутской области является исправительной колонией строгого режима для бывших работников судов и правоохранительных органов с лимитом наполнения 1252 места.

Адвокат уточнила, что защита пока не располагает информацией о месте отбывания наказания ещё двоих фигурантов дела — братьев Анзора и Шадида Губашевых. Пятый осужденный Темирлан Эскерханов находится в Москве, так как в отношении него начался второй судебный процесс об оскорблении им следователя.

Немцов был убит в феврале 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. Приговор по делу вынесли в июле 2017 года, осужденным дали от 11 до 20 лет колонии строгого режима, однако вину они не признали. Бывший заместитель командира чеченского батальона «Север» Дадаев, признанный виновным в исполнении убийства, получил 20 лет.

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 3

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 4

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 5

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 6

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 7

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 8

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 9

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 10

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 11

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 12

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 13

12 Окт, 18:32

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Источник: https://tayga.info/138448

ИК-2 г. Ангарск

Колония строгого режима в иркутске

Адрес: 665809 Иркутская область, г. Ангарск, Первый промышленный массив, квартал 47, д. 6

Телефон(ы): (3955) 500-214

Начальник: полковник внутренней службы Терехов Сергей Дмитриевич

Внимание! Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, т.к. сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте. В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Расширенная информация

Почтовый адрес: 665809 Иркутская область, г. Ангарск, Первый промышленный массив, квартал 47, д. 6

Телефон: (3955) 500-214 (приемная)
E-mail: ik-2_gufsin@mail.ru

Начальник колонии:
полковник внутренней службы Терехов Сергей Дмитриевич 

Исправительная колония № 2 создана в 1950-х годах как отдельный лагерный пункт самого крупного лагеря СССР – Китойлага, силами которого в 50-х годах строился промышленный гигант Приангарья – город Ангарск.

В настоящее время ИК-2 является колонией строгого режима для лиц, впервые осужденных за тяжкие преступления. При учреждении функционирует центральная больница № 2.

В 1960-70-е годы осужденные были задействованы на возведении различных объектов Ангарского управления строительства. В 80-е годы в колонии создается собственная производственная база. Учреждение стало специализироваться на изготовлении мебели, садового инвентаря, строительных материалов.

В условиях рыночных отношений в ИК-2 стали активно использовать дополнительные резервы производства. Работают производственные цеха, в пекарне появилась новая установка, которая теперь снабжает макаронной продукцией все колонии Приангарья.

В колонии есть храм иконы Божьей Матери «Взыскание погибших».

График приема граждан по личным вопросам руководством учреждения
Начальник колонииПонедельник, 15.00 – 16.00
Заместитель начальника колонии, курирующий вопросы безопасности и оперативной работыВторник, 15.00 – 16.00
Заместитель начальника колонии, курирующий вопросы кадрового обеспечения и воспитательной работыЧетверг, 15.00 – 16.00
Заместитель начальника колонии, курирующий вопросы тылового обеспеченияВторник, 15.00 – 16.00
Заместитель начальника колонии – начальник центраСреда, 15.00 – 16.00
Главный бухгалтерПятница, 15.00 – 16.00

График работы комнаты приема передач, комнат длительных и краткосрочных свиданий
Ежедневно, 8.00 – 19.00 Обеденный перерыв 13.00 – 13.30
Прием заявлений на длительные и краткосрочные свидания, передачиЕжедневно, 8.00 – 10.00
Прием передачЕжедневно, 10.00 – 13.00
Проведение краткосрочных свиданийЕжедневно, 11.00 – 15.00
Проведение длительных свиданий (сопровождение родственников)Ежедневно, 11.00 – 13.00
* Прием передач и краткосрочные свидания с осужденными, находящимся на лечении в больнице, осуществляются по понедельникам

Бланк заявления на прием передачи
Бланк заявления на проведение свидания

Банковские реквизиты для перечисления денежных средств на лицевые счета граждан, содержащихся в ИК-2:

УФК по Иркутской области (ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Иркутской области, л/с 05341133810) ОКТМО 25603101 ИНН 3801051852 КПП 380101001 Р/с 40302810200001000001 БИК 042520001 ОТДЕЛЕНИЕ ИРКУТСК Г. ИРКУТСК Назначение платежа: фамилия, имя, отчество, дата рождения получателя денежных средств.

Информация

Кто должен известить родственников о месте, где осужденный отбывает наказание?

Сначала администрация СИЗО сообщит вам, в какое ИУ направят вашего осужденного родственника отбывать наказание. Это произойдет сразу после того, как в СИЗО поступит извещение о вступлении в законную силу приговора суда в отношении осужденного.

Затем, в течение 10 дней с момента прибытия вашего родственника в ИУ, где он будет отбывать наказание, администрация ИУ сообщит вам всю необходимую информацию, в том числе и адрес этого учреждения.

Ваш родственник и сам может позвонить вам по телефону, сообщить о месте, где он отбывает наказание. Администрация ИУ предоставляет право осужденному по его просьбе позвонить родственникам.

(Ст. 17, 75, ч. 2. ст. 92 УИК РФ; п. 9 Правил ИУ).

12667

Источник: http://fkurf.ru/sibirskij_fo/irkutskaya_oblast/fku_ik-2.html

Трудотерапия для уголовников. Как живут осуждённые к принудительным работам в Иркутске

Колония строгого режима в иркутске

В конце 2017 года в посёлке Плишкино Иркутского района открылся участок, функционирующий как исправительный центр для осуждённых, отбывающих наказание в виде принудительных работ.

Официально этот вид наказаний был введён ещё в 2011 году, но на практике положения закона начали применяться лишь в 2017 году.

Работы назначаются судом как альтернатива лишению свободы тем, кто совершил преступление небольшой, средней тяжести или тяжкое преступление впервые. Центр в Плишкино рассчитан на 80 человек, однако находятся там сейчас всего 14.

До исправительного центра от Иркутска можно добраться на автомобиле минут за пятнадцать.

– За время существования центра в нём отбывало наказание 26 человек, – вводит нас в курс дела начальника отдела по контролю за исполнением наказаний ГУ ФСИН России по Иркутской области Светлана Галета. – У некоторых уже закончился срок, кого-то перевели из центра в более строгие условия. Сейчас там 10 мужчин и 4 женщины.

Перед входом на территорию интересуемся, нужно ли оставить в машине какие-либо запрещённые для проноса вещи, необходим ли паспорт. В ответ советуют не беспокоиться и сообщают, что паспорт не понадобится: «Сейчас сами всё увидите».

Центр находится при исправительной колонии № 4, его стены плотно прилегают к её ограждениям. За забором ИК возвышаются разноцветные резные купола церкви, выделяющиеся на сером фоне зданий. У въезда в центр нас встречает врио начальника участка, функционирущего как исправительный центр, ИК-4 ГУ ФСИН России по Иркутской области Полина Баранова.

– У нас здесь нет пропускной системы. И охраны тоже нет. Работает один младший инспектор, который по видеокамерам следит за порядком, – рассказывает Полина Баранова, открывая дверь и приглашая нас пройти за ней.

Нашему взгляду предстаёт небольшая территория, на которой П-образно располагается несколько одноэтажных зданий. Чуть вдали от них беседка с табличкой «Место для курения». Баранова предлагает войти и осмотреть первое помещение – дежурную часть. Внутри маленькой комнаты висит несколько мониторов, по которым видно, как 25 камер фиксируют происходящее в центре.

– Здесь работают сотрудники по графику сутки через трое. Всего в штате пять человек. Смена у них начинается и заканчивается в 8 утра, они следят за видеокамерами, совершают обход, – сообщает Полина Баранова.

Рядом с дежурной частью находится женское общежитие. Внутри здания 20 кроватей, на спинки которых заброшены деревянные табуретки. На четырёх кроватях висят карточки, которые кратко рассказывают о тех, кто их занимает. Чуть дальше расположены душ, гардеробная и шкафчики для личных вещей. Комната пуста.

– Сейчас большинство людей на работах, – поясняет Баранова. – На данный момент осуждённые трудятся при ИК-4, потому что у нас есть сложности во взаимодействии с городскими предприятиями. Дело в том, что бизнес не заинтересован принимать на работу осуждённых. Они, как обычные служащие, трудятся по трудовому договору, для них предусмотрены зарплата, отпуск.

Но, так как здесь многие отбывают наказание по ст. 157 УК РФ (неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей), работодателю необходимо часть дохода отчислять судебным приставам. Это лишние заботы для бухгалтерии.

Поэтому осуждённые работают при колонии грузчиками, чистильщиками канализационных люков, пожарными, один работает водителем трактора.

– Часть заработка осуждённых к принудительным работам  – от 5 до 20% – удерживается в доход государства, – подхватывает Светлана Галета. – Работодатель обязан выплачивать осуждённому сумму не ниже МРОТ. Оплата труда может быть и больше – в соответствии с занимаемой должностью и объёмом выполняемых работ.

По её словам, трудовое законодательство предусматривает для осуждённых отпуск, однако никто им ещё не пользовался, так как не находился в центре больше шести месяцев. По той же причине никто не подавал заявки на совместное проживание с семьёй на территории района. Такая возможность есть у осуждённых, отбывших в центре более одной трети срока и не допускавших нарушений.

Встречи с близкими и родственниками для находящихся в центре не редкость. Посетители могут  провести здесь день без ограничения по времени. Также выходить за территорию на срок до 5 дней можно и осуждённым.

Они имеют право поехать в город по своим делам, например для того, чтобы закупить продукты, потому что готовят и содержат себя они самостоятельно. Однако есть перечень правил, нарушать которые запрещено.

èèè

– Был у нас один осуждённый, уехал домой, там употребил алкоголь и вернулся в центр пьяным. В отношении него был направлен материал в суд, вынесено решение о его переводе в колонию-поселение, – привела пример Полина Баранова.

За разговором мы переместились в комнату для приёма пищи, расположенную в здании напротив. Пятеро осуждённых, которые сидели за столом, при нашем появлении встали. Они выжидающе глядели на посетителей. И только двое оказались не против поговорить с журналистами. Один из них – «новенький», как он представился, родом из Тывы. Отбывает наказание за сбыт наркотиков (ст. 228 УК РФ).

Он показал нам кухню, похожую на коммунальную. Комната разделена на две зоны – для приготовления пищи и для её приема. В первой части – три плиты и два больших холодильника (все продукты, которые хранятся в них, подписаны владельцами). В другой части помещения – столы и шкафчики, где осуждённые хранят поимённые запасы. Везде чисто, опрятно, картину портит только рой кусачих мух.

Второй заключённый – Евгений – провёл нас в мужское общежитие. Внутри домика спальня на 60 кроватей, душевая с туалетом и комната для воспитательных мероприятий. Здесь осуждённые могут заниматься своими делами: играть в домино или шашки, читать книги. Самая верхняя на книжной полке – роман Ю Несбё «Снеговик». Раз в две недели центр посещает отец Дмитрий, который проводит в комнате беседы.

– Здесь нормально всё. Обычный день – это подъём в 6 утра, завтрак – мы сами готовим. Каши, супы, салатики. После этого я, так как недавно прибыл и ещё не трудоустроен, занимаюсь благоустройством территории центра.  Где травку нужно убрать, где цветочки посадить. Чтобы чисто было, для себя же, – рассказывает Евгений.

По его словам, прежде он восемь лет отбывал наказание в колонии строгого режима за разбой (ст.162 УК РФ). В 2010 году освободился досрочно. В 2016 году хотел сделать подарок супруге и купил для неё сотовый телефон в кредит.

На вокзале его украли, но в полицию он обращаться не стал – не любит. Расклеивал объявления, надеясь, что телефон вернут за вознаграждение, но этого так и не случилось, поэтому Евгений не стал выплачивать и кредит. В центр поступил на восемь месяцев по ст.

159 УК РФ (мошенничество в сфере кредитования).

– Здесь как в раю. Там (в строгом режиме. – Прим. авт.) сидишь в локалке, ничего не делаешь, на работу сходил, пришёл – всё через шмон. Вот так вот в свободной одежде никуда не походишь, всегда в робе, пуговицы застёгнуты, жара не жара. Здесь и администрация вежливо обращается, и условия намного лучше, коллектив дружный, конфликтов нет, – делится осуждённый.

В исправительный центр могут отправить по приговору из зала суда, а могут перевести за хорошее поведение. По словам сотрудников ГУ ФСИН, один из отбывающих здесь наказание раньше находился  в колонии строгого режима за убийство (ст.

105 УК РФ), а сейчас благодаря положительным характеристикам ему назначили принудительные работы.

Срок отбывания рассчитывается одинаково для всех видов наказания, несмотря на разницу в условиях: один день принудительных работ засчитывается за один день лишения свободы.

Полина Баранова отметила, что недавно в центр из Якутии поступил осуждённый – по профессии газоэлектросварщик. «Мы направили документы в городской центр занятости, чтобы там ему подыскали работу по специальности. Чтобы высококвалифицированная была и оплата труда нормальная», – рассказала она.

Сотрудники центра постоянно ведут работу с бизнес-сообществом, добавила наша собеседница. «Направили свыше 32 писем во все организации Иркутска, администрацию города и Иркутского района с просьбами помочь в трудоустройстве осуждённых.

Но отвечают одно –  вакансий нет. Трудоустроить можно на предприятия любой формы собственности.

Если будете общаться с представителями крупных предприятий, скажите, что мы заинтересованы трудоустроить осуждённых», – говорит на прощание Полина Баранова.

Источник: http://www.vsp.ru/2018/08/21/trudoterapiya-dlya-ugolovnikov/

«За колючей проволокой»: как отбывают наказание заключённые колонии строгого режима в Ангарске? – Информационное агентство «Телеинформ», г. Иркутск

Колония строгого режима в иркутске

Ангарск, 6.04.17 (ИА «Телеинформ»), – В кабинете начальника мужской ИК-15 Ангарска первое, что обращает на себя внимание, – свежесрезанные розы. В колонии есть собственный розарий, три настоящих медведя, большое количество попугаев, аквариумов, декоративные кролики и даже хорёк.

А вот за белыми стенами с колючей проволокой содержатся отнюдь не самые безобидные создания. На счету каждого из них – не одно преступление.

Корреспондент Телеинформа побывал на территории самой большой в Иркутской области исправительной колонии и узнал, в каких условиях «мотают срок» осуждённые в ангарском «строгаче».

«ЗОНА» – ЗА ЛЕСОМ

По дороге из Иркутска в Ангарск ежедневно проезжают тысячи машин, но далеко не все знают о том, что чуть в стороне от трассы расположена ИК-15. Она скрыта от глаз посторонних смешанным лесом.

Своеобразным опознавательным знаком служат лишь четыре трубы ТЭЦ-10. Она находится вплотную к «зоне». Это одна из крупнейших теплоэлектростанций в Иркутской области.

Когда-то над ней трудились заключённые исправительно-трудовой колонии № 15, образованной в 1952 году.

Мы проходим через КПП, оставляя на пункте документы, телефоны, получая взамен пропуски. Правила едины для всех, в том числе и сотрудников ФСИН. Женской половине группы журналистов выдают небольшие чёрные датчики с оранжевой «кнопкой спасения». В случае форс-мажора они позволят передать сигнал об опасности сотрудникам колонии.

Такие датчики получают все женщины, проходящие на территорию ИК: от посетительниц до тех, кто в «зоне» исполняет свои профессиональные обязанности, обучая или оказывая медпомощь заключённым. Кроме того, вся колония охвачена сетью камер наблюдения. Такие меры безопасности – насущная необходимость.

В ИК-15 сидят рецидивисты: убийцы, насильники, наркодилеры, грабители.

Преодолев КПП, оказываемся в небольшом помещении, отделённом стеклом от зоны краткосрочных свиданий. Она не пустует: один из сидельцев уже общается с близким человеком, второй – ожидает посетителя, замешкавшегося из-за журналистов.

  К слову, в год краткосрочных свиданий  положено до четырёх, столько же – длительных. Всё зависит от того, на каких условиях содержания находится осуждённый, – строгих, обычных или облегчённых.

Это же влияет и на то, как будут проходить краткосрочные встречи: либо через стекло по телефону, либо в местном «Зимнем саду», в непосредственной близости друг к другу.

Все прибывающие в «зону» осуждённые сначала содержатся в обычных условиях, их большинство. На строгих условиях сейчас – около восьми десятков человек, на облегчённых – 150.

ЗВЕРИНЕЦ «ЗА КОЛЮЧКОЙ»

В ИК-15 отбывают наказание 1 тысяча 275 осуждённых при лимите в 1,3 тысячу. Они содержатся в 12 отрядах, рассчитанных на 90-180 человек. Отряды формируются по принципу занятости заключённых на том или ином производстве.

Большая часть сидельцев – 95% – это жители Иркутской области, рассказывает начальник отдела воспитательной работы с осуждёнными Николай Кузнецов.  Более половины заключённых работают на производстве – самом крупном в системе ФСИН по Иркутской области.

Они выполняют работы для государственных, муниципальных и частных заказчиков.

Посещение промзоны колонии заняло большую часть времени визита журналистов в «зону». Не остались без внимания и другие жильцы ИК – местные питомцы медведи Булу, Маша и Миша, кролики и хорьки, попугаи. Занимаются тут и рыборазведением.

Истории попадания животных «за решётку» – разные. Маша и Миша попали сюда в 2007 году. Миша был цирковым артистом, теперь живёт в одном с Машей вольере.

Булу медвежонком лишился матери в лесу, его нашли охотники и привезли в колонию, теперь медведь практически ручной, хотя повадки хищника не скроешь.

На вопрос, почему звери попали именно в ИК, а не в зоопарк, Николай Кузнецов поясняет:

– Ну, а куда им ещё? Так получилось, нам позвонили, мы приняли.

За зверинцем ухаживают заключённые. Инцидентов с нападениями животных на людей не было, отмечают в колонии.

РАБОТУ ОТНИМАЮТ АВТОМАТЫ

Промзона колонии занимает большую часть площади ИК. Здесь есть тепличное хозяйство, ферма, мельница.

Продукты питания, производимые «за колючкой», направляются на нужды как самого ангарского «строгача», так и других учреждений ФСИН.

ИК-15 стоит на болоте, потому конец марта – не самое лучшее время для «прогулок» по территории производственной зоны. Тем не менее, журналисты направляются туда.

Заключённые работают сменами – в дневную и ночную, на фанерном производстве – в три смены.  Они изготавливают продукцию дерево- и металлообработки, мебель, вагон-дома и другие изделия. Всего около 20 производств. До прошлого года здесь выпускали пластиковые окна, но это производство остановили из-за нерентабельности.

В колонии есть три пилорамы. Древесину используют для изготовления поддонов, но в первую очередь – фанеры. Заказов на эту продукцию достаточно, говорит Николай Кузнецов. В цехе установлены две линии производства полного цикла – от вымачивания бревен до их превращения в ровные листы. Толщину фанеры заключённые могут сделать любой, какую пожелает заказчик.

Осуждённые, работающие в цехах, внимательно и с интересом наблюдают за группой журналистов. Один из бригадиров с готовностью показывает производство, уточняет некоторые тонкости в ответах руководства колонии, однако на личный контакт с прессой идти отказывается.

– Зачем меня записывать? Не надо, – отмахивается он.

Перемещаясь по производственной зоне, вдруг видим человека в гражданском. Замначальника ИК-15 по кадрово-воспитательной работе Сергей Хантаев поясняет: это заказчик.

Дело в том, что некоторые производства на территории колонии организовывают предприниматели. Они же обучают осуждённых, следят за ходом изготовления продукции.

Такая система внедрена в цехе по изготовлению ПВХ, например.

Вместе с тем, несмотря на обширное производство, работа в колонии есть не для всех.

– Осуждённых стало тяжелей задействовать, потому что производство всё больше автоматизируется, – говорит Николай Кузнецов. – Раньше всё вручную делалось, сейчас станки.

СОЦИАЛЬНЫЕ ЛИФТЫ

В течение всего времени, что журналисты провели в ИК-15, за группой следовали местные «папарацци» – фото- и видеокорреспонденты «зоны».  В колонии налажен выпуск еженедельных теленовостей и ежемесячной газеты.

В студии кабельного телевидения «Максимум» монтируют телематериалы о самых заметных событиях за семь дней. В 12-страничной газете, помимо новостей и репортажей, есть страница творчества сидельцев, а для тувинцев, содержащихся здесь, – отдельная полоса.

«Тюремные» СМИ – это тоже место работы заключённых, а не развлечение.

В колонии заключённые имеют возможность получить образование в школе и ПТУ. Своими знаниями с осуждёнными делятся преподаватели с «гражданки». В школе сейчас образование получают больше ста сидельцев, в ПТУ – несколько десятков. Всего за год профессиональную подготовку проходят около трёхсот человек по 10 специальностям. Длительность обучения ­ от одного до четырёх месяцев.

Для тех, кто готовится освободиться, организована своеобразная «школа подготовки к воле». За полгода до окончания срока осуждённого начинаются мероприятия по возможному трудоустройству, реабилитации, социализации.

Несколько лет назад руками сидельцев возвели деревянный храм-часовню святителя Николая архиепископа Мир Ликийских. Как рассказал Николай Кузнецов, храм построили по старинной технологии без единого гвоздя. Все росписи, иконы, элементы декора и даже крест сделали сами осуждённые. С «воли» привезли только колокола.

Периодически в храм приезжает отец Константин, но и в его отсутствие ежедневно проводятся службы. За них отвечает один из заключённых. По его словам, в храм ходят не только православные, но и мусульмане, и буддисты. Начальник отдела воспитательной работы с осуждёнными говорит, в свою очередь, что всем конфессиям в колонии уделяется внимание.

К буддистам приезжает лама, к мусульманам – мулла.

– Бог-то всё равно один для всех, – вставляет ответственный за храм. В отряде на кровати висит табличка с персональными данными мужчины. На ней обозначена статья, по которой он осуждён:  105 УК РФ – убийство.

Кстати, всем работающим заключённым по законодательству положен отпуск. Для этого в колонии отвели отдельное здание, где есть помещение для психологической разгрузки, бильярд, теннисный стол.

«Отпускники» размещаются в двух- и четырёхместных комнатах. Всего здесь могут поместиться 54 человека. На входе в это здание журналистов с интересом и несколько нахальной улыбкой встречает парень лет 35.

Позже окажется, что он сидит за убийства – на нём шесть трупов.

«КОНТИНГЕНТ МОЛОДЕЕТ»

Средний возраст заключённых ангарского «строгача» – 30 лет.  Самому старшему сидельцу – около 65 лет. По пути нам встречается осуждённый, по виду не младше 75-летнего возраста.

– Ну, а что вы хотите, жизнь у них нелёгкая, их потаскало, – говорят сотрудники колонии.

Сроки «отсидки» разные, от нескольких месяцев до 25 лет. Как поясняет Сергей Хантаев, это объясняется тем, что в колонии содержатся и «мелкие» преступники, попавшие в тюрьму не в первый раз. Самые большие сроки имеют около трёх десятков человек.

Как такое возможно, – задается вопросом человек «с воли» – остаться в здравом уме, четверть века пребывая в одном и том же замкнутом пространстве? По мнению сотрудников ГУФСИН, в случае рецидива уже сложно списать преступление на «ошибку».

Внутренне преступники стремятся снова попасть в «зону», где всё предельно регламентировано и понятно, гарантировано есть пропитание, одежда и работа. В отличие от воли.

Настораживает другое. По словам Николая Кузнецова, около 40% осуждённых, отбывающих наказание в ИК-15, – молодые люди. Он объясняет это разгулом алкоголизма и наркомании, из-за чего сейчас первые преступления люди совершают в более молодом возрасте. Заметны и другие перемены в контингенте: сидельцы стали менее образованы, зачастую не обладают никакими профессиональными навыками.

– Меньше осуждённых не становится, только больше. В 2006-2012 годах их численность снижалась, потом ударил кризис, и с 2013 года она ползёт вверх, – рассказывает сотрудник колонии. – Например, осуждённый отбыл наказание, приткнулся где-нибудь в автосервисе, работал, а потом фирма закрылась. Снижение зарплаты и занятости толкают его на новое преступление.

К слову, в ИК-15 только однажды за последние 20 лет была предпринята попытка покинуть колонию незаконно – в 1999 году. Бежать пытались двое заключённых.

Они были вовремя замечены и не смогли выбраться даже за территорию «зоны».

Как говорят сотрудники ГУФСИН, за попытку побега сидельцы могут себе «накинуть» до восьми лет лишения свободы, в зависимости от обстоятельств совершения этого преступления.

По словам Сергея Хантаева, в целом в «зоне» всё спокойно. Есть, конечно, среди заключённых и те, кто пытается «расшатать систему», но их не много.

За молодёжью не наблюдается пиетет перед «воровскими понятиями», возрастные рецидивисты тоже не очень нарушают режим. Особо проштрафившихся отправляют в ШИЗО – штрафной изолятор.

На момент нахождения в колонии журналистов, в ШИЗО содержались 15 заключённых.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

В обществе принято считать, что колония – мрачное место с мало сносными для человека бытовыми условиями, как минимум. Стереотипы есть стереотипы. Однако за последние 20 лет всё значительно поменялось, говорит замначальника ИК-15 по кадрово-воспитательной работе Сергей Хантаев.

Сейчас соблюдаются нормы размещения ­– 2 квадратных метра на человека, есть несколько видов меню, обустроенные места для курения, возможность получать квалифицированную медпомощь, помощь психологов.

В отрядах чисто, за внешним видом зданий тоже следят. Косметические ремонты делают сами заключённые, единственные видимые проблемы – трещины на фасадах.

Сергей Хантаев поясняет: из-за того что колония стоит на болоте, грунт каждую весну оседает, вызывая деформации построек.

Сидельцы, помимо обучения в школе и ПТУ, могут заполнять пробелы в образовании и культурном развитии с помощью книг. Библиотечный фонд составляет около шести тысяч изданий, отмечает Николай Кузнецов.

Работу для каждого осуждённого подбирают индивидуально – в зависимости от навыков и состояния здоровья.

Так или иначе, после визита в колонию остаётся стойкое ощущение, что привычные представления о «зоне» устарели. Хотя до западных «эталонов», тиражируемых в кино, российской тюрьме ещё далеко. Однако отрицать, что курс на гуманизацию уголовной системы взят и уже достаточно давно, было бы, как минимум, несправедливо.

Материал подготовила Алёна Кашпарова, Телеинформ

Тэги:

Источник: http://i38.ru/obschestvo-kommenti/za-koliuchey-provolokoy-kak-otbivaiut-nakazanie-zakliuchennie-kolonii-strogogo-rezhima-v-angarske

Императив
Добавить комментарий